Анатолий Онегов
 персональный сайт
Пустое поле
 

ПУСТОЕ ПОЛЕ

Такую весну, как в 2008году, я еще ни разу не встречал... Да и была ли вообще эта встреча долгожданного, щедрого тепла, как положено, в марте месяце после зимних, уже порядком надоевших холодов?.. Высылала ли, как обычно, впереди себя наша весна-красавица своих пернатых вестников, чтобы предупредить нас о своем скором прибытии?.. Нет, все-таки что-то случилось в этом году такое, что-то где-то заранее произошло, а оттого и изменилось все вокруг в этом году так, что до сих пор не могу я ответить сам себе на вопрос: "А была ли в этом году эта самая весна, которую так ждал я еще с прошлой осени вместе со своим другом-сеттером, чтобы вернуться снова на свои знакомые луга, чтобы поскорей встретить наше второе поле и закрепить тут всю ту охотничью науку, которая только-только открылась нам в прошлом году, во время нашего самого первого поля?.."

Глубокие оттепели посреди зимы я обычно надолго запоминал, ибо как раз тут, когда вдруг совсем отпускал мороз, и начинал исправно ловиться со льда пробудившийся на время от зимнего сна прожорливый подмосковный подлещик...

Запомнил я, видимо, навсегда и такую же серьезную зимнюю оттепель в самом начале февраля 1990 года...

Случилось это как раз в самые студенческие каникулы, которые до этого на моей памяти чаще всего сопровождались очень сильными морозами. А тут вдруг тепло, да такое, что даже на Севере, на льду Лижмы-губы Онежского озера встретила нас с сыном густая каша раскисшего снега.

К счастью, у нас были с собой так называемые "ипритные сапоги" от армейского комплекта химзащины, и вот в этих сапогах, чуть ли не по колено в ледяной каше-месиве мы и перемещались по льду Лижмы-губы всю неделю, которая положена была нам на эту встречу с морем Онего...

Ну, а дальше, как и всегда, как положено, вслед за оттепелью опять нагрянули морозы и снега, которые упорно держались до самой весны, до середины марта, чтобы затем не торопясь отступить от жаркого весеннего солнца.

Явится весеннее солнце, начнет плавить снега, и тут же услышишь ты первую весеннюю песенку-привет от желтогрудой овсянки. А там обязательно встретишь первых грачей, а за грачами - скворцов и жаворонков... И уже неугомонная трясогузка бегает-суетится по крыше соседнего дома, покачивает хвостиком-гузкой и так очень точно объявляет всем, что вот-вот на речке треснет-сломается лед и начнется широкое половодье.

Все это было именно так, привычно, обычно для людей и для самой природы-жизни, но только до нынешней зимы, которая, по-моему, так и не смогла в этот раз никак не начаться, никак не заявить о себе... Тепло, упорно державшееся с последних осенних дней, дотянулось благополучно до января, а там осталось смущать все вокруг себя и дальше.

Потом зима вроде бы опомнилась и пожелала было явиться нам настоящей зимой, но уже только тут, перед самым мартом, широко разгулялась она снегами и морозам, но было уже поздно: нынешний март, не смотря на все угрозы все еще не сдававшейся зимы, тайно копивший все-таки положенное ему тепло, подчинился установленному природой порядку, и обернулся сразу, без каких-либо весенних предупреждений щедрым ранним теплом.

Снег, что все-таки скопился где-то, быстро сошел - снега в этот раз было совсем немного, а потому и весенней воды, доставшейся нам с этот раз, было всего ничего, и речка наша так и не вышла нынче из берегов, как положено было ей вести себя в нормальное половодье.

Неожиданно ранее тепло много раньше положенного срока разбудило пчел, и они тут же отправились на разведку: не зацвела ли еще ива, не появились ли где первые золотые огоньки мать-и-мачехи.

Раньше обычного по нынешней весне стал подниматься по стволу к веткам березовый сок... Вроде бы все говорило за раннюю, добрую весну, но скворцы почему-то не поверили в этот прогноз и не явились к своим скворечникам, как обычно, во второй половине марта.

Вместе со скворцами, как правило, должны были прибыть и жаворонки. И я, как всегда в это время, очень ждал самую первую песенку, хрустальный колокольчик, этой милой птички... Но, увы, песню жаворонка в эту весну я так и не услышал...

Что случилось? Где остановились по дороге? Почему не прилетели к нам наши чудесные певцы?...

И пока я прислушивался к весеннему небу, искал жаворонков и ждал, что вот-вот зацветет ива и порадует своим золотистым цветом моих пчел, вдруг откуда ни возьмись разом нагрянули холода, да такие жестокие и долгие, что у берез совсем прекратилось сокодвижение... Все замерло, стихло, и только наши неугомонные тетерева-токовики по-прежнему ворковали и чуфыкали каждый в своем собственном углу поля...

Я снова просматриваю все свои дневники, где из года в год исправно отмечал все приметные события в природе, и никак не нахожу ответа: "Почему в этот раз так задерживаются в пути наши дрозды-рябинники, которым давно уже пора вернуться в родные березовые рощи? Почему до сих пор не слышал я песни зарянки? Где вальдшнепы - ведь сроки охоты на этих птиц уже подошли, а никакой тяги у нас нет и в помине?"

Давно пора показаться гусиным стаям, которые каждую весну исправно отмечали своими неторопливыми голосами встречу с нашей деревушкой...Увы, в эту весну гусей я так не увидел и не услышал.

Не услышал я в этот раз и вечернего вальдшнепа. Не видел ни одной утки. И что самое печальное для нас с Флаем - не показались у нас по весне, не отметились своим токованием-барашками желанные наши бекасы...А ведь и прошлой и позапрошлой весной, как обычно, прибывшие к нам бекасы почти тут же начинали токовать над каждой нашей лесной болотинкой. И пускай не все они не оставались у нас, а летели куда-то дальше, к другим болотцам и болотам, но были они у нас, обязательно отмечались, радовали нас, и без этих самых "блеющих барашков" не представлял я себе ни одной нашей весны...А тут вдруг пусто, тихо, как будто на кладбище...

Заглядывая дальше, с горечью и недоумением отмечу, что в эту весну не появился у нас почти никто из наших знакомых пернатых певцов... Сколько до этой весны было у нас лесных коньков, пеночек-весничек, теньковок . А тут вдруг тишина - и только надрывное "ку-ку, ку-ку" будто обезумевших кукушек.

Кукушки и в эту необычную весну явились в свои фамильные владения - явились прежде всего самцы и почти тут же оповестили о своим прибытии все окружающие места...

"Ку-ку, ку-ку" - самец сидит открыто, видно на вершинке еще не распушившейся березки. "Ку-ку, ку-ку" - и с нетерпением ждет, когда на его призыв отзовется самка-подруга.

Кукушка-самка тоже уже здесь и теперь рыщет по округе, выглядывая гнезда певчих птичек, куда можно будет со временем подкинуть свое яйцо. Найдет, соберется наведаться в чужой дом и тут же ответит на призыв кукушки-самца своим криком-кликом: "Кли-кли-кли-кли..." - мол, все в порядке: кукуй у всех на виду, а там открыто, не таясь лети напрямую к чужому гнезду, что отыскала самка, вызывай на себя хозяев этого гнезда, отводи их в сторону, чтобы кукушка-самка смогла в это время подкинуть в чужое гнездо свое яйцо...

Но нет почти в этом году наших певчих птиц, не слышно из песен. Нет и гнезд, куда кукушка желает подложить свои яйца. А потому и не отвечает она никак своим партнерам-самцам - не слышно ее ответного крика-кликанья... Вот и надрываются, кукуют без перерыва кукушки-самцы в надежде все-таки услышать желанный ответ самки...

Вот только такое неумолчное кукование и вспоминается мне прежде всего сейчас, когда снова и снова перебираю я в памяти все события этой очень странной весны 2008 года...

Судя по календарю, пришло вроде бы время показаться и таким желанным для нас дупелям...Хотя о местных дупелях никто из наших охотников мне так ничего утешительного до сих пор и не рассказал, а вот о том, что эти чудесные птицы в свои весеннем путешествии наши места все-таки нет-нет да и отмечают, поведали мне ярославские охотники-легашатники - указали и места возможной встречи с весенним дупелем. И конечно, только чуть-чуть подсохли дороги, как мы с Флаем уже тут как тут: день, другой, третий... ищем дупеля... Находим журавля, лису и парочку жаворонков, которые в этот раз так и не объявились возле нашей деревушки... А дупеля все нет и нет...

Нет дупеля ни в апреле, ни в мае... Заглядываем в указанные нам дупелиные угодья и попозже, ближе к лету - знаем, что местного дупеля у нас давно нет и что пролетная птица уже должна отбыть дальше на Север, но все равно греем себя хоть слабенькой, но все-таки надеждой: а вдруг...

На поиски дупелей мы отправимся уже в мае, когда в полях хоть чуть-чуть подсохнут дороги, и мы сможем наконец укатить на своем Уазе-буханке к дальним лугам, что вдоль нашей реки Устье. А пока мы инспектируем уже знакомые нам места вокруг нашей деревушки...

Первое раннее тепло нынешней весной я встречал в деревне без своего Флая - пес пока оставался в столице, чтобы отметиться на выводке охотничьих собак и получить оценку за экстерьер. Отметка ему досталась отличная, что подтвердил и т.н. серебряный жетон и награда от устроителей торжества - фирменный плетеный из мягкой кожи поводок.

Флая доставили ко мне в деревню прямо с выводки, и я, взяв собачку на поводок, почти тут же отправился с ней в наше ближнее поле, что начиналось сразу за моей усадьбой...

Как-то мой друг и наставник по части английских сеттеров А.В. Пищалев припомнил для меня советы своего старшего друга и наставника, посвятившего всю свою жизнь нашим замечательным собачкам: "Прежде чем начать заниматься с собакой в поле, надо дать ей 30 минут набегаться..."

Ох, как понятны были для меня эти слова... Почти всякий раз, когда мы оказывались в поле, и я освобождал своего Флая от поводка, удержать, остановить его было невозможно: взрыв накопившейся энергии требовал выхода, и пес, освободивший от поводка, несся неудержимо вперед и только после такого безумного пробега он вдруг вспоминал обо мне, вспоминал, что мы с ним вроде бы своеобразный тандем...

Вот и в этот раз Флай, отпущенный на волю после шестимесячного домашнего ареста в московской квартире, "сорвавшись с цепи", стремительно помчался к нашим березкам, что стояли аккуратной куртинкой рядом с нашей тропой.

Березки уже сзади, впереди небольшая сыроватая низинка-болотинка, высыхающая напрочь по летнему времени. Флай на той же предельной скорости раскидывает в стороны лапами собравшуюся здесь весеннюю воду... Прыжок, еще прыжок - болотинка почти сзади, и тут чуть ли не из-под ног моей собаки вырывается перепуганный бекас, несется прочь, а Флай, лишь проскочив метров десять от того места, где чуть-чуть не затоптал несчастного куличка, на всем скаку останавливается, развернувшись на 180 градусов, и уже без всякого сумасшествия, вполне рассудительно тянется к тому месту, где только что была несчастная птица...

Птицы, конечно, здесь уже нет, но есть свежая сидка, запах - пес ковыряет носом землю, коротким челночком процеживает всю болотинку, потом подскакивает ко мне, будто спрашивает в растерянности: "Как же так?.. Как же так?.."

И мы идем дальше...

Бешенство у "сорвавшейся с цепи" собаки вроде бы проходит, но только на этот раз - завтра и послезавтра Флай снова, как угорелый, будет носиться по ближнему полю, что сразу у нас за усадьбой, но никакого пока не находит.

День, другой, третий... Каждое утро неподалеку от нас подают голоса тетерева-одиночки, но мы не идем в их сторону, чтобы не мешать птицам.

Тетерев-косач ранним утром воркует и чуфыкает у нас, на ближнем поле, но часам к десяти уже смолкает, и только тут мы отправляемся с Флаем на прогулку...

День, другой, третий - наша поздняя утренняя прогулка, и никаких тетеревов не видно, и не слышно. Значит, они отсюда все-таки улетают после утреннего концерта.

И в этот раз мы, как обычно, после десяти часов отправляемся с Флаем в поход. И он, как обычно, сразу оказывается возле наших берез, проверяет болотинку справа от березок, где недавно чуть не затоптал бекаса, а затем останавливается, высоко поднимает голову и быстро направляется к кустам, что стоят в стороне от нашей тропы метрах в ста...

Слежу за собакой - она по-прежнему достаточно быстро тянет в сторону кустов. До кустов уже метров сорок пять... И тут из кустов выскакивает черныши и низко над землей несется прочь... И Филька, конечно, за ним и останавливает свою гоньбу, только пробежав за улетающей птицей метров сто...

Конечно, такая гоньба для меня неприятна, но ругать особенно своего Филимона за то, что он понесся за птицей, я пока не стал, помня наставление опытного натасчика: дать собаке 30 минут набегаться...

Эта рекомендация была, видимо, для собаки, которая не видела поле день-другой... А если собака не была в поле целых шесть месяцев? И не успела за несколько нынешних дней наших прогулок как следует набегаться?.. Посмотрим, что будет дальше.

А дальше, спустя дня два, уже в Пирогово Флай отыскал тетерку и сделал стойку, но тетерка сидеть под стойкой не пожелала, побежала прочь, а там и с шумом взлетела, уводя за собой мою собачку.

Правда, далеко увести за собой Флая эта невыдержанная птица не смогла -собачка скоро остановилась, вернулась к сидке и принялась ковыряться в оставленных набродах... А затем вдруг сделала чудо-стойку по полевке. Но полевка скрылась в норке, и Филька остался ни с чем...

Наконец мы решили навестить нашу речку, и тут первый раз за всю весну услышал я голос токующего бекаса...Еще одного бекаса обнаружили мы за речкой на дальнем болотце - он ушел от нас, не подпустив близко собаку. Флай видел птицу, но не кинулся за ней, а только обследовал то место, где бекас сидел.

Заглянули мы и на болотце, где год тому назад жили чибисы... Чибисов не видно и не слышно... Посреди болотца сухой островок, слева от нас на краю островка кусты. Флай выбрался из кочкарника на этот островок, сразу остановился, повернув голову налево и начал тянуть к кустам... До кустов 25 метров... 20 метров... 15 метров...10 метров - и тут с противоположной стороны от нас из кустов уходит бекас... Флай не видит улетающую птицу, но, видимо, слышит, останавливается, поворачивает голову ко мне, будто извиняется, что птица ушла, и мы идем дальше, отмечая для себя, что за улетавшим бекасом Флай в не побежал...

Походы на речку пока не планируем - если там есть бекасы, то они должны уже озаботиться будущим потомством, а потому мешать птицам никак нельзя...

Успокоились понемногу и наши тетерева, и мы уже без особых извинений посещаем те места, где еще совсем недавно косачи устраивали свои выступления чуть ли не до полудня...

Запись в дневнике от 30 мая:

"Ветер С-З. Холодновато. Пирогово. За Пироговым Филька обнаружил тетеревов (по ветру, а не по набродам) и чудесно встал и стоял, пока я к нему не подошел поближе. Встал он от меня метрах в 90-100 - поднял голову и ушел к тетеревам прямо с нашей дороги. Тетерева, по которым он стоял, были от него в 20-25 метрах (три птицы-тетерки). Они взлетели только тогда, когда я приблизился к Флаю метров на 20, т.е. птицы ушли не от Флая, который продолжал мертво стоять, а от меня, не подпустив к себе человека ближе 40 метров... И Флай за ними не погнался, а только ткнулся в оставленные сидки (две тетерки сидели справа от собаки, а третья - слева). Молодец, моя собака!"

Запись в дневнике от 31 мая:

"Ветер С, резкий, рваный, холодный. Температура в 6 утра всего плюс 3 градуса. Флай отлично стоял по тетереву. Я подходил к собаке (она встала от меня метрах в шестидесяти). Флай не спускал глаз с куста, что был перед ним, только изредка посматривал на меня. Когда до собаки оставалось метров двадцать, из кустов ушел косач. Ушел низко, шумно, соблазнительно для собаки, и конечно, Флай кинулся за ним..."

Запись в дневнике от 3 июня:

"Флай встал по тетерке, она ушла при моем приближении, но собачка за ней не побежала..."

Наша встреча с тетеркой, помеченная в моем дневнике записью от 3 июня, была последней встречей с тетеревами, что всю весну устраивали на наших полях свои игры-токовища... Но весна, считайте, уже заканчивалась, и петухи-косачи убирались в свои крепи передохнуть и подновить перо, а тетерки-наседки отбывали в такие места, где можно было более-менее спокойно выводить тетеревят. И теперь наши поля опустели, стихли - на смену тетеревам в этом году не явились и обычные для нас коростели. Мы с Флаем, конечно, как и прежде, похаживали в то же Пирогово, но теперь, не ожидая от своей собачки никаких новых подвигов, мог дать трезвую оценку всем нашим весенним успехам и неуспехам...

И эти выводы о встречах прежде всего с тетеревами я делал с позиции охотника: мол, как закончилась бы наша встреча с птицей, если бы у меня было с собой ружье и охота в это время была бы разрешена... И тут, вовсе не кривя душой, надо сказать, что я, охотник, был вполне доволен своей собачкой...

Во-первых, Флай очень точно и с большого расстояния (до 100 с лишним метров) определял местонахождение тетеревов.

Во-вторых, собачка отлично стояла по всем тетеревам, которые его подпускали в себе. И стояла до тех пор, пока я не приближался к ней и не вынуждал своим присутствием птицу вставать на крыло...

Флай при стойке исправно выдерживал расстояние между собой и тетеревами никак не менее 20 метров (т.е. "не лез птице по хвост") - на таком расстоянии наши весенние тетерева еще соглашались терпеть моего Флая и уходили от нас только тогда, когда я приближался к Флаю, застывшему в стойке, метров на 20, т.е. когда приближался к самим тетеревам на те предельные для взрослых косачей и тетерок 40 метров, за которые эти птицы никак не позволяли мне переступать. В случае же нарушения указанного правила тетерева тут же взлетали, т.е. на крыло птиц поднимал вовсе не мой Флай, исполняя команду "вперед", а я сам, владелец собаки (в данном случае охотник).

И зная особенность такой охоты (когда птица уходит от самого охотника до того, как тот пошлет вперед свою собаку), зная допустимое расстояние между человеком и тетеревом, по которому стоит собака, я, охотник, должен быть готовым вскинуть ружье и выстрелить по взлетевшей птице с расстояния минимум в 45 метров.

Если у вас в руках будет ружье с таким дальним боем, если вы не оплошаете при выстреле, то успех к вам обязательно придет... Так что почти всю работу моего Флая по тетеревам этой весной я мог оценить только положительно, учитывая результаты возможных охот, если бы таковые тут состоялись.

Побежит или не побежит мой Флай за птицей, которую выставил под выстрел я сам и которую готов тут же снять точным выстрелом, в данном случае меня не очень беспокоило...

Во-первых, мой Флай никогда сразу не кидался к взлетевшей птице - на принятие решения (бежать или не бежать) в данном случае у него уходило какое-то время, за которое я в любом случае произвел бы выстрел.

Во-вторых, само расстояние от собаки, собравшейся бежать за взлетевшим тетеревом, до того места, откуда птица взлетела, было никак не менее 20 метров. Так что и тут ничто не помешало бы мне выстрелить по цели... Ну, а выстрели я по уходящему из-под собаки тетереву, и все могло бы измениться в ее дальнейшем поведении...

Мой старший друг и наставник А.В.Пищелев однажды очень точно ответил на мои жалобы, что пес вот, мол, гоняется за взлетающей птицей: "Начнете стрелять на охоте, и собачка не станет бегать - собачка ваша умная, она все поймет..." К тому же сам выстрел, как я уже успел отметить действует на моего Флая весьма оригинально... Стоило мне выстрелить в небо в то время, когда пес был чем-то занят, и он почти тут же оставлял свое занятие и являлся ко мне, как по команде...

Выстрел из ружья был для моего Флая, видимо, не только своеобразной командой "ко мне", но и чем-то вроде строгого запрета продолжать что-то начатое им. Эту свою догадку чуть позже я подтвердил, когда приобрел некий пистолет "Удар" с шумовыми патронами. И стоило однажды Флаю кинуться за тетеркой, отводящей его от своего выводка, как выстрелом из "Удара" я тут же остановил свою собачку. Нет Флай не испугался, просто он тут же оставил тетерку, вернулся к ее сидке, а там принялся разыскивать и разлетевшихся тетеревят...

Так что с т.н. гоньбой, которую пока еще нет-нет, да и устраивал мой пес, я успокоился и стал ждать открытия настоящей охоты...

Здесь можно вспомнить еще и мои планы повесить на Флая ошейник с электрошокером. Но тот же А.В. Пищелев, знакомый более-менее с характером моей собаки, сразу определил: "Не делайте этого - после такого ошейника ваша собака может вообще отказаться от работы - английский сеттер это не немецкая легавая, которую и хорошей палкой другой раз не напугаешь. У наших островных собачек другая психика..."

Вот так постепенно я и успокоил себя, подведя итог наших весенних путешествий - к охоте по тетеревам, мол, мы более-менее готовы.. Итак, будем ждать охоту. И прежде всего охоту по тетеревиным выводкам.

Где токовали в эту весну тетерева, я, конечно, хорошо знал - именно здесь, как и в прошлые годы, будем искать мы вставших на крыло тетеревят...

Шло время, мы осторожно вели свою ревизию тех мест, где планировали встречи с тетеревиными выводками, но никаких признаков того, что совсем скоро встретим здесь желанных птиц, пока не находили...

Закончился месяц июнь, до открытия охоты с легавыми собаками оставалось всего ничего, но тетеревиных выводков все нет и нет... Посещаем с короткой ревизией нашу речку и находим всего один выводок бекасов (мать и три бекасёнка) - молодые птицы уже на крыле. Никаких достоинств тут у своего Флая я не отметил - по-прежнему, прихватив издали запах птицы (если птица на более-менее открытом месте), моя собачка настойчиво тянет к бекасу, будто намеревается уткнуться носом ему под самый хвост. Бекас, разумеется, не выдерживает такого нахальства и уходит от собаки, не дожидаясь, когда она все-таки соизволит, как положено вроде бы ей, остановиться, смастерить стойку...

Бекасов решаем больше не беспокоить и, конечно, никакой охоты за четырьмя птицами-сиротами не планируем, хотя я по-прежнему ломаю голову: почему мой Флай до сих пор не сделал по бекасу ни одной стойки?..

А может быть, в этом стремлении собаки, обнаружившей бекаса, лежит желание именно поймать птицу? Может быть, тут виноваты наши прежние походы по верховым болотам, где за стеной чернолесья да еще ранним утром в тихую безветренную погоду,

не было никакого движения воздуха, и пес находил своих птиц только по оставленным ими следам - вот так вот, "ковыряя носом землю", он и тянулся к очередной птице, тянулся до тех пор, пока молодая птица, еще не пуганная ни человеком, ни собакой, не выскакивала в испуге из-под своей кочки... Тут Флай обычно подпрыгивал вслед за уходящим бекасом, стараясь ухватить его зубами. И однажды таким способом он своего бекаса все-таки добыл...

Тогда мы возвращались домой с речки. До этого я вел собаку на поводке, но вот позади почти все сырые низинки, что могли бы приглянуться бекасам, я спускаю Флая с поводка, показываю ему путь вперед к нашей машине, но пес вдруг резко разворачивается и исчезает в кустах. Я остаюсь ждать, жду недолго и вижу, как из кустов появляется моя собака и что-то держит в пасти... Пес выбирается на сухую тропу и опускает перед собой на землю, видимо, только что пойманную птицу...

Это бекас, молодой бекас, еще совсем теплый и пойманный собакой только что... Выходит, Флай все-таки добился своего - добрался до птицы, притаившейся было в траве, и броском схватил ее зубами...

Очень может быть, именно такая вот удавшаяся однажды охота за бекасом и стала для него правилом...

Сколько раз отмечая, как мой пес осторожно тянет к тому месту, где только что по запаху обнаружил бекаса, я все еще надеялся, что Флай вот-вот все-таки остановится, все-таки смастерит стойку по этой роковой для нас птицы... Но не тут-то было... Либо бекас (если это была старая птица) решительно уходил от моего пса, сосем не подпуская его к себе, либо мой пес чуть ли не выковыривал носом из травы перепуганного куличка, если тот по молодости еще надеялся отсидеться возле своей кочки - и в последнем случае Флай не удосуживался остановиться и сделать такую желанную для меня стойку...

Но зато прекрасную стойку смастерил мой непутевый охотник за бекасами по кряковой утке...

В Пирогово, справа от того места, где еще совсем недавно стояли деревенские дома, есть небольшой прудишко, устроенный, как я понимаю, специально для пасшегося когда-то здесь стада... Вот возле этого прудишка Флай и остановился, поднял голову и тут же целеустремленно потянул в сторону кого-то, кто, по его предположению, прятался в зарослях осоки.

Пес тянул до тех пор, пока вода не подошла ему под грудь. Тут он остановился и, подняв из воды переднюю лапу, замер в классической стойке... А потом по моей команде резко подался вперед и выставил мне "под выстрел" кряковую утку... Утка преспокойно улетела (время было еще не охотничье), и пес не кинулся за ней... А спустя несколько дней, Флай снова в прежней манере одарил своим вниманием наш прудишко и выставил на меня сразу двух кряковых уток...

Словом, охотиться за утками с моей собакой можно было вполне добычливо, но только при одном условии, что до места охоты, до водоема, где ты предполагал встречу с утками, собачку надо было вести на поводке, чтобы она не ушла вперед и, не дожидаясь тебя, не разогнала всю дичь...

Утина охота - это хорошо, но где наши желанные тетерева?..

Но тетеревиных выводков в тот год мы так нигде и не нашли...Уже совсем потом, когда охота была открыта не только для владельцев легавых собак, но и для всех простых смертных, я допрашивал местных охотников, и они все в один голос заявляли, что в этом году тетеревиных выводков не встречали. И только однажды услышал я рассказ о встрече с тетеревиным выводком уже в самом конце сентября - и те тетеревята были еще совсем небольшими (с кулачок), хотя уже и на крыле...

Что случилось? Почему 2008 год остался без молодых тетеревов?

Кто-то винил тут расплодившихся енотов, кто-то поругивал куниц, которых, мол, теперь в лесу, что кошек в деревне, ибо за пушным зверем уже никто не охотился - нет никакой выгоды, т.к. пушнина теперь ничего не стоит... Вспоминали тут и расплодившихся кабанов, которые, безусловно, не пройдут мимо тетеревиной кладки... Так ли все это?..

И только уже совсем по осени дошло до меня утверждение охотничьей науки, что тетеревят в этот году погубил поздний сильный холод, который и хозяйничал у нас как раз в то время, когда и появлялись на свет птенцы-тетеревята...

Так устроено у этих птенцов, что первые три дня жизни они были обеспечены пищей - их силы поддерживал запас, оставшейся в организме после того, как птенцы выходили из яйца. А дальше надо было искать корм в природе. А если тут такие холода, что пищи для птенцов нигде нет... Так и гибли в 2008 году выводки тетеревов от голода...

Так ли все это?.. Только знаю я определенно одно: в 2008 году наши тетерева не оставили после себя потомства.

Осенняя охота окончилась для нас ни с чем. Не отыскали мы и осеннего вальдшнепа. И только к концу сентября Флай неожиданно порадовал меня, вдруг остановившись прямо на тропе в нашем ближнем поле...

Пес неподвижно стоял на месте, я стал подходить к нему, и тут прямо из-под носа у Флая выскочил небольшой тяжеленький комочек и низко над землей полетел прочь...

Перепел! Откуда он?.. Уже давно не слышал я по весне голоса этих птиц - с тех пор, как перестали у нас пахать и сеять зерновые. А тут вдруг эта, почти потерянная нами птичка да еще под самые холода - скорей всего это какой-то перепел-путешественник...

Флай проводил своего первого перепела взглядом и не побежал за ним...

Спасибо, Флай! Спасибо, перепел!

Забегая вперед, скажу, что некий перепел (возможно, и путешественник) снова встретился нам с Флаем в сентябре 2009 года - почти на том же самом месте Флай вдруг встал, приподняв переднюю лапу... Встал далеко от меня... Я стал подходить к собаке и наблюдал, как она, постояв, вдруг опускала осторожно лапу, делала вперед несколько шагов и снова замирала в стойке... Видимо, обнаруженная Флаем птица пешком уходила от него, и моя собачка осторожно следовала за ней...

И вот я почти рядом. Команда "вперед", короткий прыжок Флая, и впереди из бурьяна тяжеловато поднимается точно такой же , как год тому назад, комочек-перепел...

Перепел уходит. Ружья у меня с собой нет. Да и стрелять по этой птице-подарку я все равно бы не стал. Но Флай опережает меня и бежит за улетающим перепелом. Но бежит совсем недолго и тут же возвращается обратно...

Год 2010. Осень. Я повредил ногу, пока остаюсь дома, и с собачкой на прогулку теперь отправляется моя супруга. Вернувшись, она докладывает мне о тех или иных встречах и событиях, свидетелями и участниками которых стали они с Флаем. И в числе таких событий опять стойка Флая по перепелу...

Моя супруга подходит к собаке, командует вперед, и Флай коротким броском подает "под выстрел" птицу, сам остается на месте, птица уходит низко, не торопясь...

И в 2010 году всё тот же перепел, на том же самом месте и почти в одно и то же время третий год подряд...

Весну 2009 года я ждал с тревогой - подадут или не подадут по весне свои незатейливые голоса косачи, да и много ли осталось теперь наших лесных петухов и кур после того, как прошлым летом у нас не появилось ни одного тетеревиного выводка?..

Но тетерева-петухи свои голоса по весне 2009 года все-таки подали. Подали, как и прежде, в разных углах вокруг нашей деревушки. Все вроде бы на месте, но у меня тут сразу сложилось мнение, что в эту весну воркует всего-навсего один единственный косач: то он объявляет о себе внизу, под деревней у Барского пруда, то за дорогой у Муравейки, а то, как и всегда, на нашем поле сразу за усадьбами...

А как жизнь в эту весну на лугу, на болотцах?.. Помня рассказы о том, что на наших дальних лугах у речки Устье когда-то по весне во всю токовали дупеля, я и в эту весну навести эти самые луга...

Там мы подняли бекаса - весенний бекас, конечно, не подпустил и близко к себе собаку, а затем Флай с ходу остановился возле кустиков, торчащих редким букетом посреди луговины, и из этих кустов, как праздничный салют, выскочили вверх и разошлись веером три небольших птички-гарншнепа - скорей всего Флай налетел на точок этих птиц...

Других встреч наши дальние луга нам не подарили. Об этом я сообщил ярославским охотникам, которые внимательно следили за дупелями, и получил от них приглашение принять участие в испытании легавых собак, которые будут проводиться в Ярославле в самых первых числах второй декады мая месяца.

Мне назвали точные координаты угодья, куда уже пришел весенний дупель, и за неделю до намеченных испытаний мы и отправились в эти места на разведку...

День выдался сереньким, хмарым, холодноватым. Перед нами широкая сырая луговина - угодья пригородного Ярославского совхоза. В стороне от луговины поля, вспаханные, видимо, по осени, а здесь, по луговине примятая недавними снегами прошлогодняя трава, то ли не скошенная в прошлом году по каким-то причинам, то ли оставшаяся после пасшегося здесь стада...

Идем вдоль кустов по краю луговины, на каждом шагу тетеревиный помет. Флай ныряет в кусты и выставляет мне оттуда перепуганного косача...

Кусты сзади - впереди луговой простор. Посылаю Флая в поиск. Он идет челноком направо, возвращается обратно, тут же останавливается, высоко подняв голову, а затем быстро направляется к редким кустикам, одиноко торчащим посреди луговины...

До кустов метров 100 с небольшим. Флай уже около цели. И тут замирает в стойке, а из кустов выскакивают птицы и разлетаются в разные стороны... Дупеля! Точок дупелей!.. Флай выскочил на этот точок и волей-неволей разогнал птиц...

Птицы от своего точка уходят далеко, переваливают через высокие кусты, скрываются где-то там, за кустами и становятся недоступными для нас. И только одна птица уходит вправо от своего точка и садится в прошлогоднюю траву.

Я замечаю это место и стараюсь подвести туда собаку... И Флай с ходу смастерил тут стойку, да еще такую, какую мне у него пока не приходилось видеть - он почти лег на землю, вытянулся весь вперед, как-то еще удерживаясь на почти совсем согнутых лапах...

Подхожу к собаке, посылаю ее вперед, и тут прямо перед Флаем уходит вверх дупель...

Флай немного бежит за птицей, но после моего свистка сразу возвращается к сидке...

Других дупелей мы в тот раз не нашли, встретились только с бекасом, который, как водится по весне, близко не подпустил к себе собаку...

Итак, Флай познакомился, наконец, с дупелем. И теперь нас ждали испытания...

11 мая 2009 года. День жаркий, все вокруг сухо, чуть приметное движение воздуха. Очередь до нас доходит только к полудню. Собака вся извелась, видя и слыша работу других собачек. Судья показывает мне место, где, по его наблюдениям, ткнулся недавно дупель, ушедший от предыдущей собаки - это куртинка-полоска прошлогоднего бурьяна, не уложенного по зиме снегом. Она метрах в ста с небольшим от нас. Пускаю собаку.

Флай идет налево, возвращается обратно, замирает у небольшой болотинки и, как совсем недавно по первому своему дупелю, почти опускается на землю... Птица или пустая сидка?.. Проходят всего какие-то секунды, собачка разбирается, в чем дело, поднимается с земли и, подняв кверху нос, напрямую катит к той самой куртинки бурьяна, которую указал мне судья как вероятное укрытие дупеля...

До куртинки бурьяна Флаю остаются метры... Коротким челночком-стежкой собака заканчивает свою потяжку и встает...

- Стоит собачка, - слышу сзади голос судьи. Начинаю подходить к Флаю и тут вдруг вижу, как метрах в десяти от стоящей собаки из травы выскакивает дупель и низко-низко над землей уходит прочь...

Такого Флай, которому сегодня так и не досталось побегать-поноситься перед серьезной работой, не выдерживает и, сломя голову, катит за птицей...

- Бежит за низко летящей птицей, - слышу я тот же голос судьи...

- Возьмите собачку... И работайте с кордом...

Возвращаемся с испытаний вроде бы как и ни с чем... Но главное - дупель нам теперь известен и работать по нему мы можем. А что касается корда, то тут у меня свое мнение...

Во-первых, тридцатиметровый корд для моего Флая это прежде всего вериги, тюрьма при его челноке вправо-влево по сто с лишним метров в каждую сторону...

Во-вторых, попробуй походи с волочащимся за тобой кордом по нынешним давно не кошенным лугам, заросшим сплошным бурьяном...

В-третьих, Флай никак не принимает ничего, что волочится за ним. Почувствовав такую обузу, он тут же останавливается и пытается освободиться от привязи, как упорно освобождается всякий раз от репья, прицепившегося к нему.

Корд хорош на чистом месте да еще при условии, что для натаски собаки ты имеешь достаточно птиц (а еще лучше, если работаешь с подсадной птицей). А когда за день отыщешь одного-двух тех же бекасов?..

Нет, друзья, корд нам никак не подошел.

- Филька ты мой, Филька! Что же ты не удержался и понесся за дупелем... Да и дупель-то дурак дураком, совсем ненормальный дупель... Сидеть он должен был под собакой мертво, как все дупеля. А тут - на тебе - взял да и полетел!

Не первый раз слышал я уже от охотников, что последнее время дупеля кое-где (где их особенно допекают с собаками) стали убегать от собаки, сделавшей стойку... Да и что спрашивать с птицы, которую гоняют и гоняют на том же лугу целыми днями - вот и летит она прочь...

И все-таки не получилось. Жаль...

Не знаю, сколь долго мучил бы я себя разными рассуждениями, если бы три дня спустя Флай не преподнес мне свой очередной подарок...

14 мая. Возвращаемся домой с утренней прогулки по ближнему полю. Наша усадьба рядом, собака уже не поводке, но тут Флай останавливается и начинается рваться с поводка в сторону... Что случилось? Флай, рядом!.. Но пес остается сидеть на месте, упирается, крутит головой, стараясь скинуть я себя ошейник... Отпускаю собаку. Она кидается в кусты. Иду следом, выбираюсь из кустов и вижу Флая, замершего в стойке... Флай от меня метрах в тридцати... Делаю к нему несколько шагов и тут, как по давно известной программе, метрах в 20 от собаки из куста выскакивает тетерка... Флай, разумеется, не отказывает себе в удовольствии сколько-то проводить улетающую птицу... Но каков пес! Как-то учуял в стороне от нашей дороги, через кусты птицу и потребовал, чтобы его отпустили на положенную в таком случае охоту!

А чуть позже в Пирогово Флай смастерил стойку по тетереву-петуху, встав от него метрах в сорока...

Мы шли по дороге. И справа и слева от дороги примятая зимним снегом трава. Флай впереди меня метрах в тридцати. Ветра почти нет, да и тот прямо на нас, а не со стороны кустов, где оказался тетерев... И вдруг собака остановилась, повернув голову в сторону кустов и приподняв переднюю лапу... Начинаю подходить к Флаю, но только-только делаю несколько шагов, как из кустов вырывается косач.

Собака остается на месте, провожая птицу взглядом, а я отмеряю шагами расстояние от того места, где стоял Флай до кустов, где сидел тетерев. Получается 70 шагов. Если принять длину моего шага в 60 сантиметров, то и получатся вот эти сорок с лишним метров от собаки, сделавшей стойку, до птицы, сидевшей в кустах.

А может быть, тетерев был к Флаю куда ближе, может быть, узнав о приближении собаки, побежал и скрылся в кустах? Вряд ли... Я бы видел тогда птицу, да и Флай не сдержался бы при виде бегущего тетерева и поднял его на крыло...

Лето 2009 года снова не подарило нам ни одного тетеревиного выводка. Летняя жара высушила почти все наши с Флаем болота - уж какая там птица... На речку в этом году мы наведались только в конце августа уже с открытие охоты. Флай обследовал все вокруг и отыскал только одного бекаса, и тот, как обычно у нас, ушел от собаки, не дожидаясь ее стойки...

Как и в прошлом году, не встретили мы по осени и вальдшнепов... Правда, почти под конец сезона порадовала нас ставшая почти традиционной встреча с перепелом-путешественником!.. И все...

С НАДЕЖДОЙ НА БУДУЩЕЕ

Весна 2010 года была моей двадцатой весной, которую встречал я здесь, на Ярославской земле... Каждый год я добирался до своего сада и до своих пчел еще по снегам, а там в апреле, а часто и в мае был свидетелем возвращения к нам почти зимних заморозков...

Вернувшиеся холода убивали цветы на ивах, и который год мои пчелы никак не могли собрать с золотых барашков той же козьей ивы ни нектар, ни пыльцу.

Доставалось от возвратных холодов и цветущим садам. Но вот в апреле 2010 года до наших мест поздние жестокие холода к счастью не добрались. Не побеспокоили нас поздние холода и дальше, в мае месяце, и мои пчелы смогли хорошо поработать не только на иве, но и в садах. Словом, такой теплой верной весны, как весна 2010 года я здесь пока не встречал.

Впереди нас ждало жаркое, суховейное лето с дымом лесных пожарищ - дым затягивал со всех сторон нашу деревушку, когда ветер приходил к нам с востока или юга. Своих пожаров у нас не было, если не считать пал-пожар, устроенный кем-то за речкой, на наших с Флаем лугах, и как раз именно в то время, когда там должны быть кладки бекасов... Этот пал сожрал весь прошлогодний бурьян, а с ним вместе, видимо, и все живое, что не смогло улететь или убежать...

Я очень боялся, что такой же вот все уничтожающий пал вдруг кто-то запустит и по нашим полям, где второй год стеной поднимался непроходимый бурьян. И что интересно: лето 2010 года было сухим, без капли дождя, а бурьян в это время поднимался шире и гуще, чем в прошлом году.

И бурьян поднимался у нас не один - рядом и вместе с ним по нашему полю вставал настоящий березовый лес, где уже собирали грибы-подберезовики и волнушки. И казалось: еще года два и тут от недавнего поля не останется и следа...

Свою тропу по нашему ближнему полю мы продолжали поддерживать в рабочем состоянии, по этой тропе мой Флай и путешествовал вместе со мной, почти позабыв от своем природном челноке, но зато все время крутил носом и, если улавливал какой-то интересовавший его запах, то напрямик несся в тут сторону. Словом, теперь моя собака работала точь-в-точь, как заправский охотник за тетеревами, рыжий лис...

Вот так неожиданно для меня, а, возможно, и для себя мой пес и обнаружил на нашем поле выводок уже вставших на крыло тетеревов...

Мать-тетерку Флай поднял почти рядом с нашей тропой. Как и полагается заботливой мамаше, тетерка неспешно встала на крыло и с паническим криком потянула к лесу в надежде увести за собой мою собаку. Но я опередил хитрую птицу и выстрелом из своего "удара" тут же остановил пса. Он преспокойно вернулся к тетеревиным набродам и исчез в зарослях бурьяна...

Что делал там мой пес, мастерил ли стойки или в манере спаниеля сразу выставлял тетеревят "под выстрел", не знаю, не видел, ибо увидеть что-то в таких джунглях было просто нельзя.

Я подсчитал молодых птиц, ушедших от собаки - три тетеревенка... И пока не определил, кто из них петушок, а кто курочка...

Отыскав тетеревиный выводок недалеко от нашей усадьбы, уже назавтра мы изменили маршрут наших прогулок и, чтобы не беспокоить птиц, стали навещать Барский пруд, где Филька часами мог кого-то гонять-разыскивать в зарослях камыша-тростника...

Ну, а как наши тетеревята, как первый тетеревиный выводок, подаренный, наконец, нашим полям первый раз за последние три года?

Мы не заглядывали последнее время во владения этих птиц и пока ничего не знаем о них и ждем открытия охоты...

Но охоту в это знойное лето не торопятся открывать... Прошел июль, заканчивается август, и только тут стало известно, что охоту по перу разрешат с 1 сентября... Но до 1 сентября мы еще раз встретились с нашими соседями- тетеревятами...

Мои земельные владения вместе с садом занимают ровно 40 соток. Из них 18 соток взяты в забор - это прежде всего сад, а сразу за забором от самой калитки у нас небольшое картофельное поле и грядки с капустой... К концу августа картофель уже убран, и теперь рядом со стеной бурьяна полоса чистой земли...

Я иду к калитке, открываю ее и выпускаю Флая на опустевшее картофельное поле... Как обычно, собака должна была тут же кинуться вперед по тропе и так почти стразу добраться до границы нашей усадьбы и ближнего поля... Но Флай, юркнув в калитку, вдруг исчез... Я обеспокоился: не ушел ли вдруг пес в деревню выяснять отношения со своим непримиримым врагом Кузей, местным дворовым кобельком, что каждый день с утра пораньше появляется возле нашего дома и по-своему отмечается чуть ли не на каждой штакетине забора...

Боясь худшего, боясь, что Флая придется отлавливать в деревне, я раскрыл калитку пошире и увидел свою собачку - она замерла в стойке у самого края уже опустевшего картофельного поля...

Делаю вперед шаг, другой - и тут же впереди метрах в двадцати от собаки на крыло встает тетерев, еще молодой, но уже в черных перышках и, высоко взлетая, уходит прочь.

Флай подскакивает к оставленной тетеревом сидке, обнюхивает ее и исчезает в бурьяне...

И снова для меня тайна, что там в этой чаще-джунглях делает мой пес...

Ждать приходится недолго... Второй, а за ним и третий сегодняшний тетерев выскакивают из бурьяна и несутся прочь...

Флай еще долго ковыряется вы набродах, затем выскакивает возбужденный на нашу тропу и снова уходит в бурьян...

Охоту откроют вот-вот. Я понимаю необходимость выстрела по дичи, чтобы все наши отношения "человек - собака - дичь" привести к нужному знаменателю. Но другое чувство не дает мне представить стрельбу по этим птицам, которым, очень может быть, великая судьба поручила вернуть прежнюю жизнь нашим полям... И мы еще и еще бродит разведкой по окружающим местам - а вдруг это не единственный выводок тетеревов в округе...

В это время после летней засухи и ливневых недолгих дождей вдруг в массе пошли белые грибы. Я совмещаю теперь походы за грибами и поиски тетеревов, и очень скоро мы находим тетеревиный выводок в стороне от наших полей, за бывшей деревней Рождественое... Здесь тоже, как и у нас, три птицы. Они тоже скрывались в бурьяне и, видимо, заслышав мою собаку, пробиравшуюся через непролазные заросли, разом выскочили из своих джунглей и, собравшись, потянули в сторону нашей деревушки...

Нет, это скорей всего не еще один выводок, а наши доморощенные тетерева, что путешествуют теперь по округе.

Увы, с конца сентября я приболел - повредил ногу, и теперь, об этом я уже говорил, на прогулку с Флаем каждый раз отправляется моя супруга и всякий раз сообщает мне о встречах в поле... И очень скоро от них с Флаем (уже в середине октября) ушли из молоденького березнячка сразу три тетерева - судя по всему это были все те же наши молодые птицы...

А потом я увидел трех тетеревов на березе почти возле дороги, когда отравился на машине в больницу...

А еще позже моя супруга рассказала мне, что от них с Флаем ушли из молоденьких березок уже не три, а шесть птиц...

Значит, уже есть у нас табунок из шести тетеревов, которые обитают в наших местах и которые, если ничего худого не случится зимой, встретят свою новую весну...

Увы, попрощаться с нашими тетеревами перед возвращением в Москву я так и не смог по причине все той же ограниченной подвижности, но покидая на короткое время наши благословенные места, очень верил, что жизнь здесь после стольких потерь и после всех наших ожиданий и переживаний все-таки начнет возвращаться обратно... И что в этой возрождаемой жизни найдется место и для моего чудесного Флая...

25 января 2011 года

 
  Биография / Библиография / "Живая вода" / "Уроки земли" / "Следы на воде" / "Русский мед" / "Охота" / "Мой лечебник" / Фотовыставка / "Природоведение" / Книжная лавка / "Русский север" / Обратная связь / Юбилей А.С. Онегова / Стихи