Анатолий Онегов
 персональный сайт
"Как я хожу за своими пчелами. Часть Вторая"
 

Как я хожу за своими пчелами.

Часть Вторая.

2001 год для моих пчел был, пожалуй, самым удачным...

К этому сроку я завершил в основном все "строительство" на своей пасеке, и теперь мои подопечные могли дожидаться новой весны в предоставленных им двенадцати домиках-ульях.

Теперь у меня в саду недалеко друг от друга стояли три "высоких" (лупановских) улья на двойную дадановскую рамку. Эти ульи я так и называл: Лупанов Первый (Л I), Лупанов Второй (Л II), Лупанов Третий (Л III).

В каждом из этих ульев помещалось по 14 двойных (на две дадановские вощины каждая) высоких рамок плюс разделительная доска.

Чуть позже, когда убедился, что в наших условиях большого меда не получить от семьи, которой предоставлена неограниченная возможность обустраиваться на всех четырнадцати рамках (считайте - на двадцати восьми дадановских), ибо в данном случае семья, имея перед собой достаточное жизненное пространство, всю энергию направляет прежде всего на выхаживание потомства, я стал ограничивать объем Лупановского улья (с помощью разделительной доски) до 10-12 рамок, а для запаса меда ставил на Лупановский улей во время медосбора магазин на 14 рамок (в этот магазин я ставил на 14, а только 12 рамок с таким расчетом, чтобы пчелы не принимались тут червить).

Позже я провел здесь еще одну модернизацию - Второй Лупановский улей (Л II) переделал на полуторную рамку. Теперь гнездо этого улья я смело расширял до 14 рамок, а сверху на гнездо при медосборе мог поставить два магазина (каждый на 14 рамок) под мед.

Эксперимент этот оказался удачным - модернизированный Л II стал давать меда значительно больше своих старших собратьев (Л I и Л III), и меня не раз подмывало переделать на полуторные рамки хотя бы еще один первоначальный Лупановский улей. Но этого я пока не сделал и, прежде всего потому, что Лупановские ульи на двойную высокую рамку исправно одаривали меня очень сильными ранними роями (если роились).

Кроме трех Лупановских ульев к 2001 году у меня на пасеке появились и четыре улья на полуторную рамку (нижняя секция размером в дадановскую рамку, верхняя - размером в магазинную рамку).

Два таких домика - "Пенька" я построил следом за Лупановскими ульями, а два следующих переделал из прежних дадановских ульев (из 1-го Роя и "Пограничника").

Имя свое "Пограничник" получил по местонахождению: он стоял почти у самого забора, отделявшего мой сад от соседней усадьбы. К тому же пчелы именно из этого улья однажды атаковали лошадь, которую мой сосед, развозивший навоз на свой огород, неосмотрительно подвел под самый мой забор...

Итак: 3 улья на двойную высокую рамку (Лупановские), 4 на полуторную высокую рамку ("Пеньки") и 3 улья на обычную дадановскую рамку - это родоначальник моей пасеки Большой улей (БУ) на 14 рамок и его самые первые потомки Синий улей (СУ) и Рыжий улей (РУ).

Для всех этих десяти "домиков" уже были сработаны кожуха-термоса, в которых они находились и летом и зимой. И теперь своих пчел я больше не убирал на зиму в сарай - и на зиму они оставались в саду по месту постоянной прописки.

Но кроме этих десяти "зимних" ульев для работы с роями я сделал шесть т.н. "летних" ульев. Каждому из этих шести "летних" ульев положено было по три магазина, а вот кожуха-термоса для них я не приготовил, а потому на зиму обитателей этих домиков надо было как-то устраивать...

Просто убирать их куда-то на зиму, а там выставлять в сад по весне не хотелось и, прежде всего потому, что на следующий год эти улья снова должны были быть готовы принимать новые рои...

Вот тут и пришлось мне строить еще два улья - на этот раз это были ульи-лежаки каждый на 20 рамок плюс разделительная доска.

Такие лежаки позволяли размещать в них на зиму пойманные по лету рои... Рои обживались в Летнем улье на 10 рамках, так что каждый из моих лежаков мог принять на зиму, по крайней мере, хотя бы одну семью переселенцев.

Для своих ульев-лежаков сооружать кожуха я не планировал, хотя и эти "домики" должны были оставаться на зиму в саду, а потому само строительство новых помещений для моих пчел планировалось достаточно основательно...

Прежде всего, на пол для лежаков пошли очень толстые цельные доски толщиной около 70 миллиметров. Стенки же домиков обшивались в два слоя доской "тридцаткой". Так что я все-таки надеялся, что жильцам этих лежаков будет здесь не очень холодно.

Устраивая лежаки на 20 дадановских рамок каждый и оставляя здесь зимовать по две семьи в каждом улье, я надеялся еще и на то, что такая сильная сборная семья (после объединения двух зимовавших в улье семей) сможет неплохо поработать по весне на той же иве, а там и в наших садах, и на одуванчике.

И действительно, однажды мои лежаки, где дожидались свою весну по две хороших семьи, подарили мне по полному магазину (магазины у лежаков тоже на 20 рамок каждый) отличного весеннего меда - я его отобрал уже в самом начале июня...

Но такой подарок достался мне только однажды. Дальше никакого ранневесеннего меда я, увы, так до сих пор и не увидел. Вёсны у нас пошли очень неровные, цветущую иву почти тут же стал накрывать жесткий холод. Почти каждую весну очень тяжело цвели наши сады. А там подводил и одуванчик, что обычно сплошным золотом заливает все пространство вокруг нашей деревни: только-только начинал цвести наш золотой цветок, как его накрывало то снегом, то сырым, промозглым холодом, а потому и ранневесенний медок с чуть приметной горчинкой, которую сообщал ему наш одуванчик, для нас стал тоже почти редкостью.

Так что мои лежаки с одной из своих задач (сбор ранневесеннего меда), считайте, пока что не справились...

---------------

Еще до появления у меня в саду ульев-лежаков я вроде бы ответил для себя на те вопросы, которые задавали мне мои роившиеся пчелы, и далее утвердился во мнении, что роение для моих пчел вовсе не беда, а естественное, необходимое им для жизни состояние. Бедой же было только так называемое "изводящее" роение, когда те или иные семьи отпускали друг за другом не один-два, а три-четыре... роя, конечно, теряли после этого свою прежнюю силу и уже сами никак не могли восстановиться...

Такое, изводящее пчел роение имеет свои конкретные причины и говорило, прежде всего, о том, что пчелы в данном случае не просто расселяются-размножаются, а бегут оттуда, где условия жизни для них становятся невыносимыми...

Пчелы "бегут" от болезней, из тесного, душного для них жилища, где нет возможности нормально размножаться. Пчелы "бегут" от старых, черных сотов, где уже нельзя вывести потомство нормального размера (со временем объем ячейки уменьшается, и раз от раза из таких черных ячеек пчелы выводятся все более мелкие и со всем более короткими хоботками).

Увы, почти все знакомые мне местные пчеловоды, по-моему, не очень задумываются о причинах так называемого "изводящего" роения и знают тут твердо только одно: чтобы остановить пчел в их стремлении роиться и роиться, надо ломать и ломать в гнезде маточники...

Местные пчеловоды держат пчел по большей части в дадановских ульях на 12 гнездовых рамок. По осени вынимают мед и из гнезда, а чтобы пчелы дожили по весны, посреди зимы подкармливают их тем же сахарным сиропом. Пчелы у таких хозяев зимуют в подполе, где значительно теплей, чем на улице, а потому в слишком плотный клуб не собираются и вроде бы всегда готовы во время такой своей зимовки принимать корм.

В своих дадановских ульях местные пчеловоды чаще всего оставляют пчел зимовать на 9-10 рамках, т.е. по весне все-таки имеют возможность подставить в гнездо 2-3 рамки с вощиной или сушью... И все...А далее пчелы находятся в своем тесном помещении до начала взятка - тут хозяин пчел водружает на гнездо дадановского улья магазин с 12 магазинными рамками, а потом старается отметить тот момент, когда его пчелы начнут строить маточники. И если нет желания почему-либо заполучить рой от своих подопечных, то такие маточники наш пчеловод попросту выламывает, не дожидаясь, когда пчелы начнут их запечатывать.

Как вы понимаете, такое "выламывание" маточников не останавливает пчел в их стремлении отроиться, и они снова упрямо строят маточники и готовятся отпускать рои... И снова хозяин пчел вмешивается в ихнюю жизнь и снова выламывает маточники...

И такое противостояние продолжается до начала более-менее богатого взятка - здесь пчелы уже сами спохватываются, забывают обычно свою страсть-роение и принимаются за работу...

Правда, и тут случается так, что включенная еще по весне роевая программа вспоминается пчелами, которых хозяин упрямо старался заставить отказаться от роения, даже во время хорошего взятка - что-то заставляет в таком случае пчел забыть, что их главная задача заготавливать и заготавливать мед, и они совсем неожиданно для пчеловода все-таки отпускают рой. Такие неожиданные, поздние рои, вышедшие в то время, когда все остальные пчелы работали только на мед, мне приходилось принимать у себя в саду. Откуда явился ко мне такой нежданный, негаданный рой, я не знал, но он вдруг прилетал и без особых рассуждений сразу забирался в какой-нибудь из моих Летних ульев, которые я в этот раз не успел заселить...А потом мне приходилось слышать недоуменные рассуждения кое-кого из пчеловодов: мол, и взяток вроде бы был, и маточники он давно все выломал, а пчелы, на тебе, взяли да и отроились уже в самом конце июля...

Если же наши местные пчеловоды не отказывали пчелам в желании отроиться, т.е. у пчеловода было намерение заполучить себе рой, то он проводил описанную мной операцию по выламыванию маточников уже после того, как пчелы отпускали свой первый рой...

И тут "война" с пчелами могла продолжаться достаточно долго...

Удалив лишние маточники и оставив один единственный, пчеловод, конечно, надеялся, что его пчелы образумятся, выведут себе из оставленного им маточника матку, а та, облетавшись, начнет червить и все будет в порядке...

Но тут частенько случалось такое: пчелы почему-либо не принимали оставленный человеком маточник, уничтожали его, а вместо него оттягивали свищевой маточник и, как правило, еще не один, и вместо того, чтобы заниматься делом, вдруг отпускали рой...

Как вы понимаете, все описанные выше процедуры, которые проделывали известные мне местные пчеловоды со своими пчелами, имели одну цель: не допустить т.н. "изводящего" роения, которое потенциально было рядом с хозяином пчел, живущих в тесноте, а часто еще и в "грязи". Я знаю не одного такого пчеловода, который считает вовсе не обязательным делом разбирать по весне гнездо перезимовавших пчел и удалять оттуда рамки со старыми, черными сотами. Сколько-то рамок он просто подставит сбоку в гнездо вместо тех, которые по осени вынул отсюда вместе с медом, а дальше, дождавшись начала взятка, поставит на гнездо магазин и будет ждать мед.

Пчелы, конечно, отроятся. И только после этого наш пчеловод может заглянуть в гнездо, чтобы удалить лишние маточники... И все.

Кстати, по весне, у местных пчеловодов вовсе и нет особой необходимости разбирать гнездо перезимовавших пчел - почти у всех наших пчеловодов улья с отъемными днищами (доньями). Поэтому по весне гнездо с рамками просто приподнимают, а дно очищают от подмора и прочего, а затем гнездо возвращают на место. Так что в этом случае пчеловоду вовсе не обязательно интересоваться, как дела у пчел в самом гнезде.

Словом, меня такое "пчеловождение" никак не устраивало, а потому я и предложил своим пчелам освоить Лупановские ульи и ульи Пеньки, гнезда которых, прежде всего, были куда просторней гнезд дадановских ульев на 12 рамок.

Давайте проведем сравнительный расчет...

Объем гнезда дадановского улья на 12 рамок при высоте подрамочного пространства в 20мм - 64 800 см. куб (45х45х32).

Объем гнезда такого же улья только при высоте подрамочного пространства в 50 мм - 70 875 см. куб. (45х45х35).

Объем моего Большого улья (БУ) - гнездо на 14 рамок при высоте подрамочного пространства в 50 мм. -81 900 см. куб (45х52х35).

Ну, а теперь объем моего Лупановского улья на 14 двойных высоких рамок плюс разделительная доска (диафрагма) при высоте подрамочного пространства в 50 мм -

159 840 см. куб (55х45х64).

Немного меньше объем гнезда моего улья Пенька (полуторная высокая рамка) на 12 рамок при высоте подрамочного пространства в 50 мм - 93 150 см. куб.

Но и тут объем гнезда моего Пенька почти в полтора раза больше объема гнезда дадановского улья на 12 рамок при высоте подрамочного пространства в 20 мм (т.е. того самого улья, которым обходятся мои знакомые местные пчеловоды).

Как видите, построив Лупановские ульи и ульи Пеньки, я предоставил своим пчелам куда более просторные помещение, устранив, таким образом, одну из главных причин, вызывающих т.н. "изводящее" роение...

О том, что тут мой опыт оказался удачным, я уже рассказывал вам в первой части своей работы. К тому же Лупановские ульи и ульи Пеньки позволили мне легко устраивать по весне новое гнездо для моих подопечных, подставляя светлую сушь и рамки с вощиной.

Судите сами: в Лупановском улье (гнездо на 14рамок) пчелы зимуют обычно на 5 рамках. Т.е. по весне я могу подставить в такой улей 9-10 любых рамок на свое усмотрение, предоставив таким образом пчелам возможность выводить потомство в новых сотах.

Так же удобно контролировать гнезда и в моих ульях Пеньках. Здесь (гнездо на 12 полуторных высоких рамок) пчелы зимуют обычно на 6 рамках (очень редко на 7 рамках), так что по весне я имею возможность подставить в гнездо моего Пенька любые 5-6 рамок...

Таким образом, мои Лупановские ульи и ульи Пеньки помогли мне устранить и вторую причину, вызывающую т.н. "изводящее" роение - в гнездах этих ульев для пчел всегда были и светлые соты-сушь и рамки с вощиной - простор для работы....

Более-менее удачно складывались у меня отношения и с моим Большим ульем (БУ) на 14 дадановских рамок. Здесь пчелы оставались зимовать на 10-11 рамках и очень редко - на 12 рамках. Т.е. по весне я всегда имел возможность поставить в гнездо БУ 3-4 новые рамки с сушью и вощиной. А если при весенней ревизии из гнезда БУ я удалял какую-то рамку, то и вместо нее в гнездо ставилась еще одна новая рамка, пригодная пчелам для нормальной жизни...

Здесь надо сказать еще вот о чем... При высоте подрамочного пространства в 50

мм мои пчелы, живущие в БУ, как правило, отстраивают под большей частью гнездовых рамок т.н. языки обычно с трутневыми ячейками, где и выводят для себя трутней, а затем заполняют эти ячейки медом, который при формировании по осени гнезда поднимают наверх, в свод гнезда. На этих языках бывает и обычный пчелиный расплод, из которого выходят рабочие пчелы. Нередко встречал я на ребрах языков и маточники. К концу лета эти языки становятся темно-коричневого, а то и почти черного цвета, и конечно, по весне эти сооружения я удаляю, предоставляя пчелам простор для новых работ, но осенью эти сооружение я не трогаю - оставляю их на зиму, считая, что они и тут играют определенную, важную роль, обеспечивая необходимый пчелам ток-вентиляцию воздуха внутри гнезда.

По весне, проверив и расширив гнездо, удалив при этом прошлогодние языки, оттянутые пчелами, я очень скоро расширяю жизненное пространство для пчел, живущих в БУ - ставлю на гнездо магазин с рамками...

Большой улей у меня давно защищен кожухом - так он зимует в саду и так, в кожухе остается и на лето, т.е. пчелам здесь не так страшны и весенние холода, а потому я и могу достаточно рано оставить на гнездо БУ магазин, не боясь застудить тот же расплод в гнезде.

Объем магазина БУ при моих магазинных рамках высотой 175 мм, а не 145, как у местных пчеловодов - 40 950 см. куб. Т.е. после постановки магазина объем БУ становится - 122 850 см. куб., а это побольше, чем объем гнезда у моего Пенька.

В магазин БУ я ставлю не 14, а только 12 магазинных рамок, т.к. считаю, что гнезда в 14 рамок (плюс языки, оттянутые под 10-12 рамками) пчелам вполне хватает, чтобы вывести здесь достаточное потомство - в магазин, где расстояние между рамками больше, чем в гнезде, пчелы обычно не поднимаются для червления - эти рамки предназначены только под мед.

Так что и Большой улей был избавлен у меня от так называемого "изводящего" роения...

Сложней было с моими дадановскими ульями на 12 гнездовых рамок...Таких ульев к 2001 году у меня оставалось только два: Синий улей (СУ) и Рыжий улей (РУ)...

В гнездах Синего и Рыжего улья было по 12 дадановских рамок. Пчелы зимовали здесь на 10-11, а то и на всех 12 рамках. Так что по весне, не удаляя из ульев какие-то рамки, я мог подставить в эти ульи всего 1-2 рамки, а то и не одной (если пчелы зимовали на всех 12 рамках).

Гнезда перезимовавших пчел я просматривал обычно только тогда, когда становилось достаточно тепло, чтобы не застудить расплод (обычно не рекомендуется разбирать гнездо, если температура в тени ниже 16 градусов). Но такое, благоприятное для моей работы тепло обычно приходило к нам никак не раньше второй половины апреля. А в это время у пчел в улье обычно самая что ни на есть горячая пора - пчелы выхаживают расплод. И очень часто, просматривая гнезда того же Синего и Рыжего ульев, я не находил здесь ни одной рамки, которую можно было бы удалить из гнезда безболезненно для пчел: на большинстве рамок уже был расплод, на остальных пчелы распускали мед, чтобы кормить потомство.

Так что ни для Синего, ни для Рыжего ульев я порой не мог почти ничего сделать, чтобы вместо старых черных сотов здесь в гнезде появилась светлая сушь и рамки с вощиной. В этом случае приходится готовить и для Синего и для Рыжего ульев магазины, где будут и рамки со светлой сушью и рамки с вощиной. Пчелам такой "подарок", как правило, нравится, они согласно принимают его и почти тут же поднимаются в магазин червить и оттягивать вощину.

Только таким путем удается мне хоть как-то улучшить условия жизни моих пчел в дадановских ульях.

Но приближается осень. С гнезда постепенно снимаются магазины, и пчелы снова будут вынуждены устраиваться на зиму на старых, черных сотах.

Правда, по осени мне удается все-таки убрать из гнезд Синего и Рыжего ульев по две, много - по три рамки со старой сушью, но это было для пчел все-таки малой помощью.

Позже я стал поступать немного иначе... Сняв верхние магазины (а у каждого из этих ульев обычно было по три магазина), я оставлял пока над гнездом нижний, самый первый магазин, куда пчелы с весны поднимались червить и где оттягивали всю предложенную им вощину. Теперь, к концу лета, рамки этого магазина были заполнены медом и соединены с гнездовыми рамками восковыми мостиками, по которым обитатели улья могли спокойно переходить с гнездовых рамок на магазинные.

Судя по всему, эти рамки из нижнего магазина пчелы готовили только для себя и надеялись отправиться в зиму вместе с ними. Я осторожно, по одной, вынимал эти рамки из магазина, стараясь особенно не разрушать восковые мостики - переходы из гнезда в магазин, ставил вынутые магазинные рамки в ящик, запоминал тот порядок, в каком они располагались над гнездовыми рамками, а далее заглядывал в гнездо...

Так и есть... Боковые рамки в гнезде были с более-менее хорошим медом, а вот на рамках в середине гнезда, где пчелы и должны были собраться в свой зимний клуб, меда было совсем немного - мед тут неширокой полоской находился только под верхним бруском рамки... Одного такого меда явно не хватит пчелам, чтобы дождаться весны.

Но у пчел в запасе были еще магазинные рамки полные меда, так что, судя по всему, мои догадливые труженицы и предполагали устроиться на зиму как раз под этими магазинными рамками, сначала употребив для своих целей мед с гнездовых рамок, что был над головой клуба, а затем перейдя по восковым мостикам в магазин.

Словом, передо мной было два пути... Первый - снять все-таки магазин и как следует покормить пчел, чтобы они устроили для себя из этого корма свод на гнездовых рамках. И второй путь - убрать из гнезда часть рамок, где было совсем мало меда, сформировать гнездо (вместе с боковыми медовыми рамками) из 6-7 (много - из 8) рамок, а дальше поставить на место магазин и вернуть в улей те самые магазинные рамки с медом, на которые пчелы, видимо, очень рассчитывали.

Тогда зимнее гнездо для моих пчел будет выглядеть так: внизу 6-7 гнездовых рамок, над ними соответственно 6-7 рамок магазинных с медом, а сбоку гнезда разделительная доска (диафрагма), которая отгородит зимнее гнездо от остальной части улья...

В этом, втором случае я решал для себя сразу две задачи... Во-первых, удалял из гнезда уже не 1-2, а побольше старых, черных рамок - по весне вместо этих рамок я подставлю пчелам светлую сушь и рамки с вощиной, и таким образом создам своим пчелам, видимо, вполне приличные условия для жизни и качественного размножения...Во-вторых, мне не придется кормить под зиму пчел (готовить сироп и т.д.).

Итак, мои пчелы в Синем и Рыжем ульях остались зимовать в таком вот комбинированном гнезда: 6-7 гнездовых рамок и 6-7 магазинных рамок с медом...

Результат: пчелы перезимовали неплохо, добрались, в конце концов, и до меда в магазине, но к тому времени, когда я проводил весеннюю ревизию, весь мед, который был в магазинных рамках, пока не освоили.

Конечно, можно было бы теперь эти магазинные рамки с оставшимся медом убрать из улья, если бы у пчел был в достатке мед в самом гнезде - ведь впереди еще почти половина апреля, а там месяц май - и все это, как правило, время, когда с пастбищ не очень-то запасешься кормом, необходимом и для себя и для будущего потомства.

Меда в самих гнездах Синего и Рыжего ульев оказалось не так-то много, а потому магазинные рамки, где еще оставалось достаточно меда, из ульев я не убрал, а поступил так: часть магазинных рамок, где было побольше меда, подставил к пчелам в гнездо...

Этот мед им обязательно пригодится, а сами магазинные рамки, меньшие по размеру рядом с гнездовыми (дадановскими), пчел вряд ли смутят. Да и не намного мои магазинные рамки (высота их 175 мм) меньше стандартных дадановских (высота дадановской гнездовой рамки - 300 мм).

И эту разницу в 125 мм по высоте мои пчелы очень быстро ликвидировали - они оттянули с нижних планок магазинных рамок очень аккуратные языки, и даже не языки, а как будто отстроили недостающий сот, размерами в точности повторяющий самую рамку, опустив его вниз. И в этих новых отстроенных сотах-языках стали прежде всего червить. Словом, подставив в гнездо магазинные рамки, где оставался мед, я не только подкормил своих друзей-товарищей, но и предоставил им возможность настоящей пчелиной работы в улье (ведь оттягивать вощину - это не самая настоящая пчелиная строительная работа в улье, пчеле надо строить сот самой от начала до конца).

Вот так и приготовились встретить новое для них лето мои Синий и Рыжий ульи...

Очень скоро я поставил на гнезда этих ульев по магазину (и Синий и Рыжий ульи уже были спрятаны у меня в кожуха, и весенние холода были им не очень страшны, а потому, как и у Большого улья, я ставил здесь первые магазины очень рано) - уже тут пчелы получали достаточно просторное помещение для жизни и работы. А как только начали они работать в первом магазине, я подставил им вторые, а там и третьи магазины. Так что считайте, помещение для жизни этих пчел выглядело, в конце концов, очень даже внушительно...

Объем гнезда дадановского улья на 12 рамок - 64 800 см. куб. плюс три магазина объемом по 37 462 см. куб. каждый. А это уже - 177 186 см. куб.

Вспомните, что объем моего Лупановского улья на 14 двойных высоких рамок - это 159 840 см. куб... Так что мои "даданы" в конце концов перещеголяли своих "лупановских" соседей.

Отстают тут от них и мои "Пеньки" даже с установленными на них двумя магазинами... Общий объем такого помещения - 168 074 см. куб.

Ну, а каков конечный результат?..

Год 1999.

Белый улей (Б/У) - Пенек (не роившийся) - 95 кг товарного меда.

Большой улей (БУ) - (не роившийся) - 75 кг товарного меда.

Синий улей (СУ) - (не роившийся) - 68 кг товарного меда.

Год 2001 - тот самый год, упоминавшийся мною в начала этой части повествования.

Рыжий улей (РУ) - (не роившийся) - 104 кг товарного меда.

Белый улей (Б/У) - Пенек (не роившийся) - 105 кг товарного меда.

1-ый Рой - Пенек (не роившийся) - 102 кг товарного меда.

Синий улей (СУ) - (не роившийся) - 96 кг товарного меда.

Год 2002

Синий улей (СУ) - (не роившийся) - 88 кг товарного меда.

Белый улей (Б/У) - (не роившийся) - 82 кг товарного меда.

Большой улей (БУ) - (не роившийся) - 63 кг товарного меда.

Рыжий улей (РУ) - (не роившийся) - 53 кг товарного меда.

Как видите, мои "дадановские" ульи при описанном внимании к ним от других "выдающихся" ульев вроде бы никак не отставали, И роились они не чаще, чем Лупановские ульи и Пеньки... А уже о т.н. "изводящем" роении тут не могло быть и речи...

---------------

Рассказывая вам о своих пчелах, я часто обращал ваше внимание на том, что у пчел должно быть достаточно просторное помещение. Но какой именно объем жилища желательней всего для тех же пчел, а там и для пчеловода, ждущего от своих подопечных товарный мед?.. Нередко в поисках ответа на этот вопрос мы начинаем ссылаться на пчел, живущих естественной жизнью в дуплах деревьев. Причем тут мы обычно вспоминаем пчел, живущих в очень больших дуплах...

Например, диаметр дупла 35 сантиметров и высота в 5 метров... Объем такого дупла - 480 500 см. куб. А это почти в три раза больше объема моего Лупановского улья (объем Лупановского улья - 159 840 см. куб.).

Еще один пример (свидетельство М.В.Лупанова из его работы "Советы старого пчеловода")... Диаметр дупла - 30 см. Высота - 5 метров. Подсчитываем объем дупла - 353 000 см. куб. Это в два с небольшим раза больше, чем объем моего Лупановского улья, и только в два раза больше объема моего Пенька с двумя магазинами над гнездом и объема моих "даданов" с тремя магазинами над гнездом.

А вот результат "ревизии" такого дупла, плотно заселенного пчелами: "меда в дупле было 55 килограммов" (см. упомянутую работу М.В. Лупанова).

И еще одно дупло... Диаметр дупла - 35 см и высота - 5 метров. Объем - 480 500 см. куб. "Соты были построены в 7 рядов на 4 метра в длину", "сотового меда мы нарезали 10 ведер", "сверху на 1 метр мед был засахарен" (М.В.Лупанов).

Давайте подсчитаем мед, добытый из такого выдающегося дупла... Обычно в десятилитровом ведре умещается немного больше 14 килограммов меда (один литр меда весит чуть меньше 1,5 килограммов). Т.е речь в данном случае могла бы идти о 140-145 килограммов меда (десять ведер), добытого из дупла, если бы этот мед не был сотовым. Сотового меда (соты с медом) входит в ведро куда меньше по весу (если сотовый мед не запрессовывать в ведро), чем откаченного из сотов жидкого меда. Т.е ведро сотового меда - это по весу всего никак не более 8 килограммов. Т.е. речь идет здесь примерно о 80 килограммов чистого меда, причем меда собранного не только в этом году, а запасенного в дупле и ранее ("сверху мед на 1 метр был засахарен).

Ну, а теперь сравните этот подарок, добытый из дупла, над которым пчелы трудились, видимо, не один год, с товарным медом, которым одаривают меня мои пчелы только за один сезон...Год 2001 (по ульям - см. выше): 104 кг, 105 кг, 102 кг, 96 кг... Год 2002 : 88 кг, 82 кг, 63 кг, 54 кг..

Вернитесь немного назад, к нашему первому примеру "выдающегося" дупла - здесь отец М.В. Лупанова добыл из дупла 55 кг меда. Причем это подарок от пчел, живших в дупле почти два года, т.е. два сезона работавших на мед...

Ну, и как - в каком именно жилище пчелы работают производительней: в гигантских дуплах или в моих ульях Пеньках, в моих ульях "даданах" и в моем Большом улье?

Так что сделайте вывод: не следует гнаться за слишком большим объемом жилища для пчел, за которыми вы ходите!

О том, что слишком большое простор жилища, предложенного пчелам, не всегда приводит нас к успеху - не всегда получаем мы тут большой мед, я уже говорил, приводя пример своих Лупановских ульев, где развивались очень сильные семьи, от которых, увы, так и не получил я в наших условиях большого меда, пока не ограничил объем этих ульев, предназначенных для 14 двойных дадановских рамок, всего 10-11-12 такими же рамками.

Конечно, если бы в то время, когда семьи, живущие в моих Лупановских ульях, достигали очень большой силы, явилась бы нам та же щедро цветущая липа или еще какой-нибудь выдающийся медонос, то, конечно, здесь бы и встретился я с тем самым большим медом, о котором мечтают другой раз пчеловоды. Но такого счастья мне здесь, на Ярославской земле, пока не выпадало - только однажды та же самая липа одарила нас своим нектаром и то все-таки очень коротко из-за неподходящей погоды. И было этот как раз в том самом 2001 году, когда на круг я получил от своих пчел по семидесяти с лишним килограммов товарного меда на семью, а некоторые мои семьи отметились здесь и личными рекордами (РУ - 104 кг, Б/У - 105 кг, СУ - 96 кг, 1 Рой - 102 кг). Ну, а уже не следующий год никто из моих пчел особых рекордов не поставил, и на круг (на семью) я получил только 58 кг товарного меда.

---------------

Я вспоминаю еще одно, на этот раз давнее событие... Карелия. Год 1990. Дадановский улей (тот самый Синий улей, который затем постоянно прописался у меня здесь, на Ярославской земле). На гнездо (корпус с 12 дадановскими рамками) я поставил еще один корпус (магазинов для Синего улья у меня тогда еще не было). Пчелы тут же поднялись во второй корпус и отстроили (оттянули вощину) соты во всех двенадцати дадановских рамках. Пчелы размещались теперь на 24 рамках. Пчел было много, и они очень активно летали. Но медом пока особо не пахло... Приближалась осень - в улье очень много пчелы и совсем немного меда... Пчелы так много и она так активно сопротивляется моему желанию перевести ее на рамки нижнего корпуса, что отказываюсь от попыток снять верхний корпус... Будь, что будет - пчелы остаются зимовать в двух корпусах... Знаю, что меда у них всего ничего, но помочь им никак не могу - сахара в местных магазинах нет...

О чем думали эти пчелы, усиленно плодясь и в то же время почти не находя нектара, необходимого им для зимовки?

Весна. В улье живым остался лишь небольшой комочек пчел. Подмора оказалось почти полное ведро... Оставшихся в живых пчел тут же подкормил (вернувшись в Карелию из Москвы, я привез с собой немного сахара). Пчелы ожили, начали червить, переехали вместе со мной из Карелии на Ярославскую землю, здесь вроде бы освоились и запаслись на зиму медом. Но (об этом я говорил в первой части своей работы) по зиме погибли от клеща.

Я привел пример непонятного (с нашей точки зрения) поведения пчел, которые получили достаточный простор, принялись наращивать и наращивать силу семьи, не обращая внимания на то, что у них не было перспективы обеспечить себя на зиму кормом - кормовые угодья для пчел в тех местах, о которых речь, не слишком богаты...Так что, видимо, не всегда поведение пчел может быть слишком разумным...

Итак, мы, пожалуй, поняли, что стремится в своем пчеловодстве к объему грандиозных естественных жилищ (дупел), видимо, не стоит...

Мой Лупановский улей (сокращенный до 10-12 рамок с магазином над гнездом в случае хорошего медосбора), мои Пеньки (на двенадцать полуторных рамок плюс два магазина над гнездом), Большой улей (гнездо на 14 дадановских рамок плюс три магазина каждый на 14 рамок), дадановские ульи (гнездо на 12 рамок плюс рано поставленный на гнездо магазин плюс еще два магазина) - это, видимо, и есть те предельные объемы жилища для моих пчел... Это моя личная позиция.

------------------

Кстати говоря, приводя примеры жизни пчел в природе (в дупле), мы обычно вспоминаем тут только т.н. "выдающиеся" дупла. Действительно, в очень просторном дупле семьи набирают очень большую силу и отпускают очень сильные рои, т.е. эти пчелы поставляют выдающийся продукт - сильных, жизнестойких пчел.

Но кроме просторных дупел, пчелы принимают для своей жизни и дупла поменьше... Мне приходилось встречать совсем небольшие дупла, где добровольно силились пчелы. И объем такого естественного жилища для пчел никак не превышал объем гнезда того же моего Большого улья...

Судите сами... Дупло диаметром в 25 сантиметров, при высоте дупла всего 1,5 метра могло похвастаться объемом жилища всего в 73 500 см. куб. А это всего-навсего объем гнезда дадановского улья на 12 рамок при высоте подрамочного пространства в 50 мм.

Обратимся к опыту бортников... По тем данным, которыми я располагаю, объем борти колеблется от 48 000 см. куб до 85 000 см. куб. А 48 000 см. куб - это в полтора раза меньше объема гнезда дадановскогоулья на 12 рамок при высоте подрамочного пространства в 20 мм. И в таком помещении-борти живут и плодятся пчелы.

Правда, по тем данным, которыми я располагаю, пчелы, живущие в бортях, роятся довольно энергично - в среднем борть отпускает за лето 2- 4 роя...

Два роя для жилища объемом в гнездо дадановского улья - это уже много: семья в этом случае теряет силу и может плохо подготовиться к зиме. А уж 4 роя за лето для пчел, обосновавшихся в совсем небольшом жилище - это уже, по-моему, катастрофа...

Читаешь материалы по бортничеству и часто находишь подтверждение тому, что пчелы в бортях нередко чувствуют себя не очень хорошо... Встретил я как-то такую жалобу бортников: "лед давит пчел"... В чем дело? А дело в том, что на зиму в борти осталась не очень сильная семья, которая не способна как следует обогревать собой свое помещение. Вот влага, продукт жизнедеятельности пчел, и оседает на стенках промороженной в таком случае борти в виде льда.

У том, что по весне не все пчелы в бортях остаются живыми и здоровыми, бортники тоже не скрывают - по весне они обязательно осматривают все свои борти, удаляют подмор, а там и готовят борть, потерявшую зимой всех своих пчел к приему новых роев... И это притом, что сильные семьи в достаточно просторной борти могут жить очень долго - ведь бортник по осени удаляет из борти часть меда вместе с сотами, удаляются тут и старые соты, и пчелам предоставляется каждый год возможность для нового строительных работ...

Знают бортники и то, что пчелы в каких-то бортях могут и изроиться ("изводящее" роение), могут не заготовить посему для себя достаточно меда на зиму, а потому по осени при осмотре бортей, подкладывают в такие слабые семьи мед в сотах, взятых от других семей.

Это я все говорю к тому, что достаточное жизненное пространство жилища играет очень значительную роль в жизни пчел и при соблюдении других условий не позволяет т.н. "изводящему" роению губить пчелиные семьи.

Вот, видимо, и в природных условиях (а борть ближе к дуплу, чем наши ульи) стесненные жилищные условия не позволяют семьям успешно развиваться и приводит к усиленному роению.

И все-таки пчелы селятся и в очень небольших дуплах, селятся, как-то живут, часто роятся (бегут от негодных жилищных условий), а там и "освобождают" это помещение для следующих жильцов-бедолаг.

Такую вроде бы "неразборчивость" пчел при выборе жилища можно отметить и при поселении роев в ловушки-ящички, которые развешивают на пути возможной миграции пчел охотники за роями... И ящички-то эти всего ничего, и рамок-то там от силы штук 6, а надо же, залетает вот в такой "посылочный" ящичек другой раз и очень большой рой, как-то размещается здесь и заливает собранным медом все свое жилище.

А что дальше собирается делать такой рой, поселившийся в очень небольшом жилище? На этот вопрос я ответа пока не имею, ибо все эти ловушки-ящики с пойманными роями охотники за роями никак не оставляют на зиму в лесу, а перевозят домой и рассаживают пойманных пчел по разным ульям.

А хорошо было бы последить за такой семьей, которая выбрала почему-то для себя домишко не по своей комплекции... О чем думают тут эти пчелы?

Все-таки я предполагаю, что подобный "выбор" сильным роем домика-игрушки событие вынужденное, ибо другой, более вместительной ловушки в округе нет, как давно нет в наших лесах и прежних выдающихся дуплистых деревьев-патриархов...

А то, что те же рои предпочитают другой раз помещение повместительней, могу показать на своем примере...

Ко мне в сад почти каждый год стали заглядывать такие вот путешествующие рои. И они обычно остаются у меня на жительство, когда я предоставляю им то или иное помещение. Обычно такие рои вынуждены поселяться в моих летних ульях, которые пока не заняты моими собственными роями. Но если рядом готов к приему гостей мой Лупановский улей, то пчелы-путешественницы обычно выбирают именно его...Другой раз просто удивляешься: и рой-то всего-ничего, так себе - пустячок, а надо же отвернулся от моего летнего улья и забрался в такие хоромы, где его и не видно...

Так что в природной, естественной жизни пчел не все так радужно: здесь есть свои богатые домовладения, а рядом с ними и жилища поскромней, а то и просто сиротские, где не суждено никому набраться такой силы, чтобы сравниться со своими более удачными сородичами...

-----------------

Поставив у себя в саду два лежака (каждый на 20 рамок плюс разделительная доска), я собирался размещать в них на зиму рои из Летних ульев, а там по весне, объединив перезимовавшие семьи, надеялся получить от таких сильных семей ранневесенний мед...

Я уже говорил, что только однажды мои лежаки одарили меня этим самым ранневесенним медом, ибо погоды у нас все последнее время стояли капризные, неверные, и тут ни о каком богатом меде с той же ивы не могло быть и речи. А вот рои, посаженные летом в те же Летние ульи, в своих лежаках я успешно размещал на зиму...

Тут у кого-то из вас может появиться вопрос: в эти самые лежаки я мог подселить на зиму всего по одной семье в каждый улей, т.е. устроить на зиму в двух своих лежаках только две семьи, два роя. А как же остальные рои, заселившие летом мои Летние ульи - ведь у меня было приготовлено для роев шесть таких ульев.

Действительно, мои пчелы отпускали за лето в среднем 4-6 (реже -8) роев... Ну, во-первых, не все снятые мною рои отправлялись на жительство в Летние ульи - самые сильные рои с плодными матками предназначались для очередного "ремонта" моей пасеки...Дело в том, что любая пасека так или иначе несет потери - то и дело лишается каких-то семей...

Так по зиме какая-то семья может остаться без матки, и помочь тут свои пчелам я был бессилен, ибо никаких вспомогательных семей, никаких нуклесов я на зиму не оставлял, а сами по себе мои подопечные заполучить себе новую матку, способную червить, рано по весне никак не могли...

Последний раз по этой причине я потерял семью в одном из своих лежаков весной 2008 года... Просматривая гнездо этих пчел в середине апреля, я увидел печатный расплод, но более раннего, еще не запечатанного расплода не нашел, а вместо него обнаружил свищевой маточник, построенный на рамке с расплодом...

Значит, что-то случилось здесь, в моем лежаке совсем недавно - матка, судя по всему, потерялась здесь уже в начале весны. Свищевой маточник был запечатан - молодая матка должна была появиться в улье вот-вот... Но что будет дальше?.. Матке надо облетаться (встретиться с трутнями) и возможно поскорей, ибо трутни-женихи не интересуются матками, "засидевшимися в девках" - случится такое, что молодая матка не отправится в свадебное путешествие недели две с лишним после появления на свет, и ей уже не суждено будет червить в своем улье - трутни не обратят не нее внимания.

Понятно, что для успешного брачного полета молодой матки должны быть в наличии трутни... Но о каких трутнях могла идти речь в конце апреля, и даже в начале мая - к этому времени трутни другой раз еще и не собираются появляться на свет...

Словом, мой лежак, потерявший в начале весны матку, при всем своем желании исправить ситуацию, был обречен...

Так все и вышло... Пчелы здесь оставались без матки, какое-то время еще активно летали, затем их активность заметно снизилась, и мне ничего не оставалось другого, как убрать их из лежака, где они зимовали, и подсыпать к другим семьям...

Пчелы-сироты, оставшиеся без матки, расселились не без моей помощи по другим ульям, а мой лежак снова был готов принимать рои. В этот раз в опустевший лежак я мог переселить не один, а два роя, и затем, убрав, в конце концов, разделительную доску, что стояла между этими роями, создать очень сильную семью.

Итак, два хороших роя мне уже были необходимы в 2008 году, чтобы заселить опустевший лежак...

Что-то случилось этой зимой и с семьей, жившей в Третьем Лупановскомом улье... И перезимовали здесь пчелы, как обычно, неплохо. И подмора почти не было, и сырость здесь по зиме не завелась, и меда вполне хватало, и самой пчелы было в достатке, но облетываться по весне этот мой Лупановский улей что-то дольше других пчел не облетывался - складывалось впечатление, что эти пчелы все никак не могли отойти от зимнего "сна"... А когда потеплело, и я смог заглянуть и в этот улей, то не обнаружил здесь никакого расплода... Но, может быть, матка здесь просто еще не начала червить... Подождем... Но ожидания мои не оправдались, и теперь и этот Лупановский улей приходилось тоже заселять новыми жильцами...

Правда, для заселения этого Лупановского улья моего роя не потребовалось - в самом начале июня в мой сад заявился серым шуршащим облаком чужой рой и тут же, уже заранее зная, где остановиться, забрался в недавно опустевший Лупановский улей...

Как видите, весной 2008 года мне уже потребовалось было для "ремонта" пасеки два роя...

У меня на пасеке потеря пчелами матки по зиме событие, в общем-то, очень редкое - это так вот сложилось к весне 2008 года, что из 12 зимовавших семей две остались к весне без маток...

Живы ли - здоровы ли матки в моих семьях, я старался узнать заранее, еще до того, как заглядывал к пчелам в гнезда...Полетит пчела первый раз на иву или на мать-и-мачеху, возвратится домой с обножкой, значит, скорей всего есть в семье расплод.

Можно и руку запустит под подушку, прикрывающую сверху гнездо - тепло под подушкой, значить есть в гнезде расплод...

Точно так же проверял я этой весной и тот самый лежак, который остался в начале весны без матки: и тепло было под подушкой, и обножку в улей пчелы носили - ведь расплод в этой семье оставался и после потери матки, а вот самой матки в улье не оказалось...Так что окончательный ответ: цела ли матка в семье, получался только после того, как заглядываешь к пчелам в гнездо - тут не надо специально разыскивать матку: есть в семье разновозрастный расплод, есть в ячейках совсем молодые личинки, значит, жизнь тут продолжается...

Итак, потеря матки по зиме меня, конечно, расстраивает, но события такие случаются у меня редко, а вот семьи, осиротевшие после роения, достаются мне, пожалуй, почаще...

Семья отпускает рой - с роем уходит старая плодная матка, которая почти тут же начинает червить в новом улье. В семье же, отпустившей рой, остается какое-то количество расплода, который около двадцати дней будет поддерживать собой силу семьи. И за это время отроившаяся семья должна отправить в свадебное путешествие молодую матку, принять ее обратно после свадьбы, окружить заботой, помочь ей начать откладывать яички в ячейки сота.

Если свадебное путешествие закончится удачно, если ничто не помешает молодой облетавшейся матке вернуться обратно, если она заинтересует собой трутней, то дней через 30 семья, отпустившая первый рой, начнет восстанавливать силу (только через 21 день после того, как молодая матка начнет червить, появятся на свет новые рабочие пчелы). А потому только недель через пять после того, как вышел первый рой, семья сможет начать более-менее прилично работать.

Вот и считайте, какое роение выгодно, не разорительно для пасеки?.. Конечно, только ранние, только отроившиеся в конце мая, в самом начале июня семьи смогут успеть к пику нашего медосбора. А отроится семья первый раз числа 10-15 июня - не ждать от нее меда, хорошо, если себя обеспечит медом на зиму.

Но это в лучшем случае... А в худшем... Рой отпущен, в семье появляется молодая матка и очень скоро она отправляется в свое брачное путешествие на встречу с трутнями. Отправляется, но вдруг не возвращается обратно... По статистике для наших северных мест потери молодых маток во время свадебных путешествий достигают 10%, т.е. из десяти молодых маток одна вполне может не вернуться обратно в свой улей.

Если у пчел в запасе есть еще маточник или уже вышедшая из маточника молодая матка, то положение можно попытаться исправить - в брачное путешествие может отправиться вторая молодая матка... Вот почему некоторые из моих знакомых местных пчеловодов, выламывая маточники после выхода первого роя, оставляют пчелам не один, а два запечатанных маточника. Но чтобы сохранить в семье резервную матку, пчелам надо очень постараться. Дело в том, что появившаяся на свет молодая матка довольно агрессивно относится к своим возможным соперницам - и не досмотри за ней пчелы, она обязательно постарается расправиться с ними.

Итак, резервная матка все-таки облеталась, и жизнь в семью пчел вернулась, правда, вернулась со значительной задержкой, а такая задержку во время медосбора стоит семья порой значительным количеством не заготовленного меда.

А если не будет резервной матки, если пчелы не уберегут ее от соперницы? То все - семья осиротела, в семье вот-вот появятся пчелы-трутовки, не способные вывести рабочих пчел, на которых только и держится вся сила семьи. И тогда такую семью придется рассыпать по другим улья, а на ее место, в опустевший улей селить новый рой...

Но молодая матка, потерявшаяся в полете - это еще не все беды, которые поджидают пчел, отпустивших первый рой... Дело в том, что свадебное путешествие молодой матки может состояться только при определенных погодных условиях. Во-первых, "на дворе" должно быть достаточно тепло (температура не ниже 23-25 градусов), и конечно, без дождя.

А вот теперь вспомните лето 2008 года в наших местах... Весь июнь сырой холод - пчелам было не до работы, они по большей части сидели дома... Какие уж здесь свадебные путешествия...

Ну, а если свадьба откладывается, если невеста на глазах стареет, то простите, у пчел тоже, видимо, есть такое понятие, как "старая дева" (об этом я только что рассказывал, вспоминая свой лежак, потерявший уже по весне матку), и в таком случае прежней жизни в семье, отпустивший свой первый рой, уже не будет - "старая дева", не вышедшая за муж, не сможет червить.

Такое случилось в 2008 году с моим Пограничником - его молодая матка не смогла облетаться из-за непогоды...Пчел из Пограничника я расселил по другим семьям, а улей остался на зиму пустым - заселять его придется теперь только в следующем году.

Первые рои с плодными матками я обычно отряжаю для "ремонта" пасеки. Вторые рои (уже с молодыми неплодными матками) я стараюсь подселить к роям с плодными матками. В случае с Летними ульями поступаю так: рой с неплодной маткой принимаю в свой ящик-роевню уже не на гнездовые, а на магазинные рамки. Затем на Летний улей, где уже обосновался рой с плодной маткой (там обычно на гнездо уже поставлен один магазин с рамками), ставлю второй (или третий) магазин, и, предварительно подымив хозяев Летнего улья, ставлю в верхний магазин рамки из ящика-роевни с пчелами, добавляю сюда магазинные рамки до полного комплекта и накрываю гнездо новой сборной семьи холстиком. Все - операция завершена.

Такие операции у меня всегда проходят удачно, сборная семья в таком улье становится достаточно сильной. Пойманные рои я обязательно подкармливаю (поставляю ему рамки с медом или кормлю сиропом), и, в конце концов, к осени получаю от такой семьи до трех магазинов меда (магазина по 9-10 рамок).

Случается подселять в уже работающий Летний улей и совсем небольшие рои с неплодными матками - в этом случае я подсыпаю новоселов на широкую прилетную доску, и они постепенно заходят в чужой пока для них дом.

Так в некоторых моих Летних ульях собирается вместе даже не по два, а по три роя - такая семья тут же начинает работать на мед: она достаточно сильна и еще до появления новых пчел (через три недели) успевает сделать другой раз очень даже приличные запасы меда.

Так что, как видите, рои, вышедшие из моих ульев (а их в среднем за лето бывает 4-6, реже -8) чаще всего заселяют только половину моих Летних ульев, приготовленных для роев.

Случается и такое, что семья отпускает первый рой не с плодной, а с молодой неплодной маткой... Что помешало пчелам, собравшимся в путешествие, взять с собой старую матку, потенциально способную тут же начать червить в новом для пчел жилище?.. Точно ответить на этот вопрос я не могу. Но не раз и не два приходилось мне снимать в своем саду первые рои, где были не старые плодные, и молодые неплодные матки...

Правда, если быть точным, то такие рои все-таки правильнее было бы считать не первыми, а вторыми... Первый раз они выходили, даже прививались у меня в саду, а затем, обычно не дожидаясь, когда я начнут их снимать с дерева, возвращались обратно в свои ульи...

Все ясно: матки с ними не оказалось... Либо она еще не готова к роению-полету (и тогда во втором рое будет плодная матка, что можно очень легко проверить по наличию расплода в том улье, куда этот рой ты поместил), либо потерялась при выходе из улья, упала на землю, откуда не смогла подняться-взлететь (такое бывает, когда матка либо сама потеряла почему-либо способность к полету, либо пчелы, не желая по какой-то причине брать ее в путешествие, подгрызли ей крылышки).

Хорошо, если первый рой, вернувшийся в свой улей (вышедший в этом случае без матки) повторно вылетит вместе со старой маткой - такой семье не надо ждать, когда молодая матка облетается. Но бывало у меня, что такой вот второй рой (фактически первый) вылетал уже с неплодной маткой. Именно такой рой (очень приличный) я и посадил в улей 1-ый Рой, который пустовал у меня с прошлого года, и очень надеялся, что все обойдется и молодая матка удачно облетается...

Пчел в этом улье было много (повторно выходящий рой обычно гораздо сильней того первого, который вернулся в свой улей) - они принялась тут же за работу и, в конце концов, заполнили медом все свои полуторные рамки, но продолжить жизнь, увы, не смогла - негодная погода прошлогоднего лета не позволила и этой молодой матке, вышедшей вместе с роем, облетаться, а там и начать червить... Пчелы, конечно, остались без матки, без потомства, их пришлось, как и обычно, в таком случае, расселять по другим семьям...

Вот вам и еще один пример гибели семьи...

Итак, два моих улья остались зимовать пустыми и ждать для себя новых роев...Так что, как видите, чаще всего роев, желающих переселиться на зиму в мои лежаки, обычно не так уж и много. И если тут я не могу удовлетворить все запросы, то обычно оставляю таких пчел зимовать в Летнем улье... Улей в таком случае обвязываю утеплителем, сверху пленкой от сырости. Летки, как и у других ульев, огорожены от синичек козырьками - "намордниками". И пчелы так и зимуют и, как правило, зимуют неплохо...

-------------

Если Летние ульи, где пчелы остаются зимовать, меня не очень тревожат, то мои лежаки с зимующими в каждом из них двумя семьями (коренные жители улья плюс пересаженные сюда рой), задают мне порой кое-какие вопросы, удачно ответить на которые мне не всегда получается.

Если в моем лежаке (20 рамок плюс разделительная доска) остаются на зиму две семьи пчел, то каждая их них зимует, как правило, на 10 рамках...

Приходит весна, наступает время ревизии перезимовавших семей. Если в тех же дадановских ульях (зимуют пчелы здесь на тех же 10 рамках, без оставленного им на зиму магазина) я могу по весне подставить в гнезда пчел хотя бы по две рамки со светлой сушью или с вощиной взамен вынутых из гнезда по осени, то провести такую операцию в моем лежаке, где зимовали две семьи (каждая на 10 рамках), очень трудно...В дадановских ульях я подставлял те же две новые рамки вместо двух рамок, вынутых из гнезда по осени, а в лежаке, где по осени гнезда обеих семей собраны очень плотно, где между боковыми стенками улья и крайними рамками гнезд нет свободного места, отделенного от гнезда той же разделительной доской, подставить новые рамки можно только взамен тех, которые могут быть извлечены из гнезда во время весенней ревизии... А много ли рамок удалите вы в этом случае из гнезда всего на 10 рамок?.. Ну, может быть, какую-то одну, где еще нет расплода, или крайнюю медовую, если у пчел остается в запасе еще достаточно корма. Но чаще и такие одну - две рамки в гнезде лежака вы не отыщите. Вот и придется вашим пчелам жить и плодиться дальше только на тех рамках, на которых они зимовали...

Хорошо, если рой, зимовавший в лежаке, прошедшим летом был посажен не только на сушь, но и на гнездовые рамки с вощиной. Тогда в гнезда таких пчел по весне будет рамки с более-менее светлой сушью, и пчелам вроде бы не придется тут задумываться о побеге с черных, старых рамок...А если нет, то тут уже извините - у ваших пчел явно есть причина задуматься о том, что гнездо их не очень подходит для выхаживания качественного потомства...

Так что две семьи, зимовавшие в лежаке, а затем объединенные в одну с началом цветения той же ивы и не получившие в гнезде рамки со светлой сушью и рамки с вощиной, уже потенциальные претенденты на т.н. "изводящее" роение...

Если бы мои лежаки были защищены от холода кожухами, как те же мои Большой улей, Синий улей и Рыжий ульи, то очень скоро после весенней ревизии, я мог бы поставить на них первые магазины, сразу увеличив, таким образом, объем улья-лежака на 17 482 см. куб. и предоставив пчелам в этом случае магазинные рамки со светлой сушью, вполне пригодные для выхаживания качественного потомства. Такое мое предложение пчелы, конечно, приняли бы и почти тут же стали бы червить в магазине. Но поставить на лежак магазин слишком рано я не решался, боясь того же самого весеннего холода - если сами лежаки были сделаны из более-менее толстой доски (толщина стенок лежака около 60 мм), то магазины для них были изготовлены из досок потоньше (30мм толщиной), которые уже не могли достаточно хорошо держать тепло.

Так что магазины на свои лежаки я ставил уже позже и скорей всего опаздывал тут в своем желании во время предоставить пчелам более-менее просторное помещение для жизни... И пчелы, конечно, по-своему "отвечали" мне на свои стесненные условия жизни и, как правило, в таком случае каждую весну рано начинали готовиться к роению. Причем это роение другой раз и приводило к так называемому "изводящему" - в этом случае лежаки могли отпустить не только второй, но и третий рой...

Подобное случилось у меня на пасеке как раз в 2002 году: оба лежака, где я не смог подправить, как следует, гнезда, в конце концов, изроились, ослабли и, не имея достаточно сил, не смогли противостоять нашествию ос, случившемуся в конце июля месяца...

Увы, присутствовать во время нападения ос на моих пчел я не смог - не смог помочь во время своим подопечным... В это время, будучи спокойным за свою пасеку, почти завершавшей медосбор, я на короткое время оставил свое хозяйство, а когда вернулся, то увидел возле своих лежаков кучки побитых пчел и ос, а в самих лежаках, где еще оставалось достаточно расплода, пчел почти не отыскал...Разумеется, расплод, оставшийся без забот семьи, погиб...

Вот так мои лежаки тоже подтвердили мне мои прежние выводы о причинах т.н. "изводящего" роения (отсутствие в гнезде рамок со светлой сушью и вощиной и не расширенное вовремя жилище).

Устанавливая магазины на свои лежаки, я все-таки старался помочь пчелам, у которых в гнезде было не все благополучно... Магазины моих лежаков были рассчитаны на 20 магазинных рамок (как и гнезда лежака). Если такие магазины ставились только на мед, то в этом случае я помещал в них не по 20, а всего по 18 рамок - расстояние между рамками тут увеличивалось по сравнению со стандартным, и пчелы не должны были вроде бы подниматься сюда, чтобы выводить на этих рамках потомство.

Если же я хотел помочь пчелам, в гнезде которых не было сейчас рамок со светлой сушью и вощиной, то в магазин я ставил все 20 рамок, и пчелы вместе с маткой очень скоро поднимались сюда и начинали выхаживать расплод. В этом случае у меня была надежда на то, что мой лежак не станет теперь усиленно роиться... И такая надежда чаще всего оправдывалась...

К концу лета эти магазинные рамки, освоенные пчелами для вывода потомства, заполнялись медом, соединялись с гнездовыми рамками, находящимися под ними, восковыми мостиками, и пчелы, видимо, очень рассчитывали на этот мед, как рассчитывали на мед в своем первом магазине пчелы, живущие у меня в Синем и Рыжем ульях (см. выше мой рассказ о том, как я оставлял пчелам на зиму часть магазинных рамок с медом)... И снимая с лежака такие магазины, я мог убедиться, что мои предположения верны: внизу, под этими медовыми рамками у пчел в гнезда почти не было меда...

Увы, медовые рамки, на которые рассчитывали мои пчелы, как на заготовленный корм на зиму, я вынужден был снять, чтобы подготовить улей для двух семей, затем удалял из гнезда пустые или полупустые рамки с небольшими запасами меда, собирал гнездо на те же 10 рамок и вынужден был кормить своих пчел сиропом (сахар с медом). Такую подкормку я начинал в этом случае относительно рано, еще в середине августа, и пчелы, в конце концов, устраивали для себя "помещение" с более-менее приличным запасом корма.

О том, что в гнезде у пчел не все благополучно, и что они почти готовы были расстаться с таким гнездом, где нет рамок со светлой сушью и рамок с вощиной для работы, мне рассказывали сами пчелы даже тогда, когда на гнездо лежака я ставил магазин с рамками, раздвинутыми немного больше положенного друг от друга и вроде бы никак не подходившие пчелам для выведения потомства...

Я был вполне уверен, что матка не поднимется на такие рамки, чтобы червить здесь. Но пчелы частенько рассуждали здесь по-своему... Качество гнездовых рамок они, видимо, умели достаточно точно оценивать и, получив, наконец, магазинные рамки со светлой сушью, поднимались сюда и принимались эти рамки "модернизировать"...

Тогда на таких, расставленных друг от друга на большее, чем обычно расстояние, рамках пчелы принимались сразу отстраивать "козырьки" - начинали оттягивать соты на самом верху рамки. И под этим "козырьком" принималась все-таки червить поднявшаяся в магазин матка.

С такой пчелиной рационализацией я встретился впервые только здесь, в своих лежаках. Ни в одном из моих ульев, где над гнездом с дадановскими рамками я ставил магазины, где рамки были несколько раздвинуты, пчелы ни разу не строили никаких "козырьков" и даже не делали попытки подняться сюда, чтобы здесь попробовать выводить потомство. А здесь, в лежаке - на тебе - такие "козырьки" становились обычным явлением, когда гнездовые рамки моих пчел не устраивали.

При таком решении своих жилищных проблем обычно мои пчелы уже не впадали в т.н. "изводящее" роение, и, отпустив один, реже два роя (к тому же рои ранние), благополучно восстанавливали силу семьи и успешно заготавливали мед.

Если лежаки не роились, то два магазина меда с такой семьи было обычным подарком пчеловоду... Считайте: 2 магазина каждый по 18 рамок - это 36 рамок с медом. И в каждой рамке, поставленной на мед, отстоящей от соседней дальше, чем обычно, было побольше полутора килограммов меда.

Если лежаки роились и отпускали только один рой, то и тут я набирался наглости и ставил на такой лежак два магазина, хотя получить в этом случае с двух магазинов все 36 рамок с хорошим медом все-таки не получалось.

Отметил я не один раз и такую особенность поведения своих лежаков... Начинала цвести ива, я объединял семьи - вынимал разделительную доску и ставил вместо нее рамку либо со светлой сушью, либо с вощиной. Никакого недовольства со стороны пчел таким объединением семей я вроде бы не отмечал. Очень скоро ставил на гнездо магазин и, конечно, ждал первый рой... И вот тут-то порой происходило следующее...

Лежак начинал роиться, причем роевые пчелы выходили только из верхнего и нижнего летков, расположенных, например, с левой стороны улья. А из правых летков пчелы, как и вчера, спокойно отправлялись куда-то по своим делам, будто сам факт роения семьи их ни сколько не волновал.

Привившийся к дереву рой я снимал и был спокоен, что второй рой выйдет теперь не очень скоро (дней через восемь, когда в семье появится молодая матка)... Но уже на следующий день мой лежак снова начинал "гудеть" - снова отпускал рой, причем тут роевые пчелы выходили уже из правых летков...

И этот рой я ловил, определял его на жительство в Летний улей и принимался наблюдать за пчелами первого и второго роя. И очень скоро мои догадки подтверждались: и первый и второй рой из моего лежака вышли со старыми, плодными матками...Т.е. семьи, которые я считал объединенными еще в конце апреля, которые дружно работали в поставленном над ними магазине, вовсе и не объединились, а жили пока каждая своей жизнью, сохраняя своих собственных маток, а теперь вот и отроились каждая сама по себе...

Что помешало этим семьям объединиться еще в апреле месяце?.. Может быть, преградой для такого решения стала гнездовая рамка с вощиной, которую я поставил вместо разделительной доски?.. Не знаю... Знаю только одно: после такого раздельного роения две моих семьи, зимовавших в лежаке, стали составлять уже единой целое...

-----------

Я до сих пор не могу считать совсем правильным свое решение собирать на зиму в лежаке по две семьи... Я уже отмечал те трудности с весенним "ремонтом" гнезда в моих лежаках, который был крайне необходим пчелам для нормальной жизни. Это, во-первых...

Во-вторых,.. Я был боле спокоен за пчел зимовавшем в моем лежаке, если выпадало мне подсаживать в лежак к его коренным жителям небольшой рой, собравшийся к зиме не на 10, а на 6-7 рамках. В этом случае я имел возможность помочь пчелам нормально перезимовать: я отодвигал гнезда пчел от боковых стенок, ограждал их разделительными досками и заполнял пространство, образовавшееся между разделительными досками и боковыми стенками улья, утеплительным материалом, хорошо поглощающим влагу (те же небольшие подушечки, наполненные мхом сфагнумом)...

К сожалению, зимний климат в моих лежаках значительно отличался от такого климата в тех же моих дадановских ульях, защищенных от холода кожухами и утеплительным материалом, заполнявшим пространство между ульем и кожухом. Стенки лежака, видимо, сильнее промерзали за зиму, и на них, разумеется, конденсировалось частенько влага. А оттого крайние (медовые) рамки, соседствующие с боковыми стенками улья, тоже отсыревали по зиме. Победить до конца такую сырость не удавалось до конца даже очень сильным зимующим семьям. Избежать же такую неприятность можно было только в том случае, если гнезда пчел были отделены от боковых стенок разделительными досками и утепляющим материалом.

Вот почему я, честное слово, радовался, когда перед зимой мне не приходилось подсаживать к коренным жителям лежаков пойманные летом рои...

В этом случае гнезда коренных жителей лежаков я отодвигал несколько от левой стенки улья, отгораживал их разделительной доской и утеплительным материалом. Такую же разделительную доску я ставил и справа от гнезда и тут заполнял все пустое пространство между гнездом и правой боковой стенкой улья утеплительным материалом. И пчелы зимовали в таком случае просто отлично - по крайней мере, в гнезде у них было всегда сухо.

Конечно, влага собиралась на тех подушка, наполненных мхом, которые заполняли в улье свободное от пчел пространство, но в самом гнезде влаги, считайте, что не было...

Ну, дальше, если в лежаке зимовала только одна сильная семья? Сколько меда можно было получить от такой семьи, не подсиленной по весне зимовавшим рядом роем?..

В этом случае я не позволял коренным жителям лежака расселяться по всем 20 рамкам, на которые улей был рассчитан - я ограничивал пространство гнезда обычно примерно 16 рамками. А вот магазин уже не сокращал. И мои пчелы, освоив все 16 гнездовых рамок, поднимались в магазин, но уже не червить, а только складывать мед. Необходимое помещение у пчел для выхаживания потомства, видимо было в самом гнезде: при одной единственной семье, зимовавшей в лежаке, я имел практически неограниченную возможность подставлять в гнездо рамки со светлой сушью и с вощиной...

Правда, надо сказать, что при таком устройстве жилища (16 рамок в гнезде, а над ними 18 медовых рамок в магазине) пчелы чаще всего самые крайние магазинные рамки либо оставляли совсем без внимания, либо заполняли медом в самую последнюю очередь. Так что из магазина на 18 медовых рамок мне доставалось обычно не 18, а только 14-15 рамок с хорошим медом.

Если на первый магазин я ставил второй и тоже с 18 рамками, то и тут повторялась в точности та же картина: в подарок и тут я получал только 14-15 рамок с медом.

Итак, 28-30 магазинных рамок с медом - в каждой рамке меда до двух килограммов. Это и есть почти те же самые 60 килограммов меда, которыми мог одарить меня каждый из моих лежаков, где на зиму были собраны по две семьи (при условии, что пчелы ни разу не роились).

Так что особой выгоды в таком вот сборе на зиму двух семей в одном лежаке я не вижу до сих пор...

К тому же, коренная семья, зимовавшая в своем лежаке, определенно была куда менее склонна к роению, чем семья, собранная по весне из двух зимовавших в улье семей...

Вот почему я все-таки радовался, когда пойманных за лето роев вдруг не хватало для плотного заселения моих лежаков на зиму...

-----------

Пчеловодство такое удивительное дело, где каждый при желании может заняться рационализацией, а там и объявить себя чуть ли не "академиком" - ведь для того, чтобы завести пчел не требуется ни дипломов, ни научных званий и знаний... Увы, так порой и рождаются в нашем деле самые разные невероятные рекомендации...

Не так давно навестил я своего знакомого пчеловода. Подъехал к его дому и только-только открыл дверь своего уазика-буханки, как ко мне кинулся мой друг-товарищ и тут же почти насильно натянул на мою голову шляпу пчеловода с защитной сеткой. И сделал это, как оказалось совсем не напрасно - возле нас тут же появились возбужденные чем-то пчелы. И таких пчел было много, словно кто-то только что разворошил тут семью пчел...

Секрет растревоженных пчел, которые могли, пожалуй, тогда угрожать и нам, открылся тут же...

Мой друг-товарищ вычитал, по-моему, в газете "Пасека России", как очень просто, сняв с гнезда магазин с медом, избавиться от пчел, сидящих до этого на магазинных рамках...

Очередной пчеловод-"рационализатор" делался тут таким своим опытом: мол, снимаю я магазин, пчел с рамок не стряхиваю, ставлю магазин с пчелами в прицеп к мотоциклу и, не торопясь, отъезжаю от своей пасеки в сторону дома, где собираюсь откачивать мед. Пчелы, оставшиеся в снятом магазине, мол, начинают соображать, что их куда-то увозят от родных мест, вылетают из магазина и возвращаются в свои ульи. Так, мол, пчела сама по себе и покидает магазин с медом - и тут, мол, не приходится пчеловоду особенно трудиться. По словам автора "рацпредложения" домой он привозит всегда магазины уже без пчел... Запомни, повтори и будь здоров...

Главные пчелы у моего друга-товарища находились километрах в четырех от его дома. Здесь, у дома тоже стояло несколько ульев. Здесь было и помещение для работы с медовыми рамками. Так что, если принять описанное в газете за дельный совет, загрузить в мотоциклетный прицеп магазины вместе с пчелами, то по дороге к дому все они должны благополучно вернуться в свои ульи...

Уж не знаю, что помешало пчелам, которых мой друг-товарищ загрузил вместе с магазинами в свой транспорт, полететь к себе домой - может быть, последователь лихого "рационализатора" ехал на своем мотоцикле слишком быстро, и пчелы просто не успели сообразить, что с ними произошло... Только домой наш пчеловод-экспериментатор доставил снятые с ульев магазины вместе с пчелами...

Вот тут-то его подопечные и опомнились, и поднялись в воздух, правда, еще не все - большая часть вынужденных путешественников, оторванных от родных мест, все еще оставалась на магазинных рамках и, судя по всему, пока не собиралась никуда улетать...

Мой друг заносил злополучные магазины в свой домик пчеловода, стряхивал здесь пчел с рамок и выпускал их на улицу через открытое окно в надежде, что пчелы, наконец, разберутся в происшедшем и, если и не вернутся к себе домой, то, по крайней мере, попросятся на жительство в те семьи, что стояли тут, возле дома нашего "экспериментатора"...

Рационализации в пчеловодческом занятии могут быть и еще более невероятными, и не укладывающимися в голове у нормального человека...

Ну, скажите, кто из вас готов с помощью селитры усмирять своих пчел, которые активно сопротивляются вашему желанию разобрать их гнездо?.. Да-да, и такое "рацпредложение", видимо, можно найти в тех же печатных органах, общедоступных для любого "энергичного" пчеловода...

Согласно этому "рацпредложению" в разведенный дымарь загружают какое-то количество селитры, и таким вот селитровым дымом обрабатывают взбунтовавшуюся семью... И все - пчелы на полчаса полностью отключаются, осыпаются на дно, и теперь вы можете преспокойно просматривать усмиренный улей...

Ну, а через полчаса пчелы оживают, возвращаются на свои рамки, и в улье продолжается вроде бы прежняя жизнь...

Говорят, что таким селитровым способом можно тут же освободить магазины с медом от находящихся там пчел...

Список таких "рацпредложений" можно продолжать и продолжать...И обилие подобных "открытий" говорит только об одном: культура наших новоявленных пчеловодов в массе своей очень низка... Подучиться бы, почитать умные книги (а такие все-таки есть, хотя и теряются порой в потоке ширпотребной писанины про пчел, которую плодят и плодят без удержу плагиаторы и компиляторы)... Но где там: у недостаточно образованного народца, взявшегося за тоже пчеловодство, еще и гонор присутствует в придачу к неграмотности: мол, мы сами с усами...

Самую разную литературу по пчеловодству я стал собирать давным-давно. Есть у меня и комплекты старого журнала "Пчеловодство", где к материалам, претендующим на публикацию, подходили с достаточно строгими мерками. Но и тут частенько встречались разночтения, которые могут запутать начинающего пчеловода...

Так, заведя собственных пчел только в конце восьмидесятых годов (хотя близкое знакомство с пчелами и пчеловодами состоялось у меня гораздо раньше) и собравшись по осени устраивать своих пчел на зиму, я так и не смог по имеющейся литературе точно выбрать для себя: какие именно летки (верхние или нижние) закрывать на зиму...

Одни авторы рекомендовали оставлять на зиму открытыми оба летка, другие категорически настаивали на том, чтобы уже по осени верхний леток был закрыт до весны, т.е. отправлять пчел в зиму следует только с одним открытым, нижним летком.

Сторонники открытого на зиму только нижнего летка объясняли свою позицию так: пчелам в этой ситуации будет теплее.

Не знаю почему, но я подчинился последнему совету и, устраивая своих пчел на зиму, оставил им открытыми только нижние летки...

Четыре семьи своих пчел я поднял на потолок большого деревенского дома, что называется - под крышу, и поместил их в общий для них кожух, где все свободное пространство между стенками кожуха и ульями заполним мхом-сфагнумом.

Мох-сфагнум положил я и сверху, на крышки ульев. Для каждого улья устроил коридорчик от летка к прорези в кожухе, а затем отправился на зиму в Москву, надеясь, что мои пчелы благополучно дождутся весны...

К пчелам я вернулся в самом начале апреля - в тех северных местах, где я начинал самостоятельно заниматься пчеловодством, в начале апреля еще стояли холода, и пчелам было пока не до облета...

Прибыв к себе домой, я тут же поднялся под крышу к своим подопечным и посветил фонариком... Все было вроде бы тихо, спокойно, и только возле одного летка-коридорчика обнаружил я небольшую кучку пчел - скорей всего это был подмор, удаленный пчелами из улья.

Хотя и стояли пока холода, но солнце уже по-весеннему светило, и под крышей дома могло быть в солнечный день тепло. Это тепло пчелы, видимо, осознавали, а потому и начали понемногу двигаться и первым делом стали удалять из улья зимний подмор...

Я приподнял по очереди крышки всех ульев, убедился, что под подушками тепло - значит, пчелы живы и уже заняты расплодом... И никакой сырости здесь не было - подушки, наполненные мхом сфагнумом, были сухими... Здесь, видимо, тоже сказывался эффект крыши, нагретой в солнечные дни - видимо, подушки все-таки впитывали в себя по зиме влагу, но сейчас, когда появилось весеннее солнце, успели подсохнуть.

Пчел я скоро выставил в палисадник под окна, и, как только стало совсем тепло, проверил гнезда своих зимовщиков. В гнезде почти не было подмора и совсем не было сырости...

Напомню, что мои пчелы зимовали тогда только при одном нижнем открытом летке. Зимовали в стандартных дадановских ульях (каждый по12 рамок) при высоте подрамочного пространства всего в 20 мм.

Гнезда на зиму я не сокращал - пчел было в гнездах много, и вынимать по осени боковые рамки с медом я не стал.

Итак, зимовка пчел в дадановских ульях с одним открытым нижним летком у меня вроде бы удалась.

Но были и другие авторитетные мнения по этой части... Многие опытные пчеловоды, знавшие жизнь пчел в дуплах и в бортях, советовали оставлять на зиму открытым только верхний леток, а нижний, "мусорный", на зиму закрывать...

Такие же советы давал в своей работе "Советы старого пчеловода" и М.В. Лупанов, автор хорошо известного Лупановского улья на двойную квадратную рамку:

"Для жизни пчел большое значение имеют летки. В новом улье я делаю 3 летка (речь идет об улье на 14 двойных квадратных рамок - А.Онегов). Один (нижний) леток размером 10 х150 миллиметров над уровнем дна по средине передней стенки улья, а два других размером 10х 70 миллиметров - посредине стенки.

Средние летки проделываю на расстоянии 80 миллиметров от внутренних боковых стенок, чтобы при сборке гнезда в 4-5 рамок леток оказался против этих рамок.

Гнездо собираю с одной стороны улья, а вторую пустую сторону закладываю сеном, поэтому нижний (мусорный) леток закрываю наглухо. На той стороне, где собрано гнездо, леток при теплой погоде оставляю открытым. С наступлением холодных ночей леток закрываю наполовину.

Осенью к летку подвешиваю досочку (щиток), который защищает от ветра.

При любой конструкции улья очень важно, чтобы между дном и гнездовыми рамками было 50-миллиметровое пространство. Для жизни пчел оно имеет большое значение во все периоды года, избавляя их от духоты и сырости, а в знойное время - от жары. В этом месте всегда будет чистый воздух, поступающий через нижний (мусорный) леток. Хотя на зиму этот леток закрывается, но свежий воздух через него все же просачивается в подрамочное пространство и освежает гнездо".

Конструкцию своего улья и расположение летков М.В. Лупанов определял исключительно из опыта жизни пчел в природе (дупле):

"Представьте себе толстую старую осину с дуплом, диаметр которого 35 сантиметров. Дупло длиной 4-5 метров пчелы застроили сотами в 7 вертикальных рядов. Все ряды сотов сверху до низу прикреплены к стенкам дупла, но не сплошь, а с некоторыми промежутками: на протяжении 10-15 сантиметров соты прикреплены к дереву, а на протяжении 3-4 сантиметров не прикреплены...

Летком в дупле обычно служит отверстие, образовавшееся в результате выпадения сгнившего сучка, или щель (трещина), искусно превращенная в леток. При заселении пчелами дупла леток всегда находится ниже сотов, а потом при постепенной застройки дупла сотами он оказывается примерно посредине.

Интересно, что в естественном жилище пчел - в дупле всегда имеется благоприятный тепловой режим, так как нет сквозняков. Воздух в дупло поступает только через леток и проникает во все уголки дупла без напора.

В зависимости от времени года и температуры пчелы сами регулируют движение воздуха. К зиме пчелы уменьшают леток, частично заделывая его прополисом, а к лету - расширяют.

Интересно, сколько бы я не снимал пчел с дупел, ни в одном дупле не видел подмора пчел (оставшихся от зимовки трупиков). Дно дупла всегда было чистым. Это свидетельствует о том, что пчелы в дуплах зиму переживают благополучно и к главному взятку хорошо подготовлены без помощи человека.

Во время зимовки пчелы гибнут главным образом от духоты, излишнего тепла, чему способствует сырость и плесень..."

Эти слова М.В. Лупанова я хорошо помнил, когда стал строить свои Лупановские ульи на 14 двойных высоких рамки. Здесь у меня тоже было устроено три летка, как рекомендовал старый пчеловод. И по его совету я тоже стал закрывать не только "лишний" верхний леток, но и нижний (мусорный). И могу честно сказать: ни в моих Лупановских ульях, ни в моих Пеньках, когда здесь оставались на зиму достаточно сильные семьи на хороших запасах меда, я ни разу не находил по весне много подмора, ни разу не видел отсыревших рамок и стенок улья. И чаще всего ни в Лупановских ульях, ни в Пеньках не находил я при весенней ревизии никакого подмора...

Наверное, здесь пчел выручал еще и тот утеплительный материал, которым я заполнял на зиму пространство между стенкой улья и разделительной доской - часть этого материала внизу, где она касалась дна и боковой стенки, была обычно немного сыровата...

Как ни странно, на первый взгляд, почти никогда не было ни подмора, ни сырости после зимы и в моем Большом улье, хотя его гнездо собиралось на зиму на обычных дадановских рамках. Правда, под гнездовыми рамками я оставлял тут на зиму все настроенные пчелами за лето языки, а между разделительной доской и правой стенкой улья всегда размещалась подушечка, наполненная мхом сфагнумом.

Видимо, на качестве зимовки сказывался тут и тот факт, что в моем Большом улье зимовали только сильные семьи, которые я по этой причине не рисковал обычно оставлять на зиму только на 10 рамках (пчелы зимовали в Большом улье обычно на 11, а то и на 12 рамках).

Пчелы в Большом улье зимовали тоже только при одном открытом верхнем летке. Оставлять открытым или полуоткрытым нижний леток я не видел смысла и здесь...

Обычно обессилевшая пчела, отделившаяся от клуба и упавшая на дно улья, либо сама стремится выбраться наружу, либо ее, уже совсем без сил, доставляют сюда, к мусорному летку, как отработанный материал, ее живые товарки. Таким образом, и скапливается возле заградительной решетки от мышей, забивая эту решетку, отжившие свое пчелы, и теперь воздух уже не может свободно поступать в улей даже через открытый нижний леток. Так что, как видите, здесь и не было особого смысла держать нижний леток по зиме открытым... Обычно только по весне (при открытым на зиму нижнем летке) когда я очищал этот леток от скопившегося здесь подмора, пчелы получали возможность выбраться тут наружу...

С одним открытым верхним летком зимуют пчелы и у бортников в бортях, где обычно, как и в дуплах, вообще только один единственный леток - и тут пчелы, видимо, не испытывают по зиме никаких особых трудностей, как не испытывают подобных трудностей и пчелы, живущие в дупле при одном единственном летке, расположенном либо посреди дупла, либо в его верхней части...

Так что тут я никак не являюсь первооткрывателем, а считаю себя только понятливым учеником наших учителей - старых, опытных пчеловодов...

--------

Почему я завел сейчас разговор о том, какие именно летки держу я по зиме открытыми? Да все по той же причине, что недавно в той же газете "Пасека России" встретил я большой материал, написанный, видимо, не только пчеловодом, но еще и человеком, знакомым с основами физики - материал этот посвящен зимовки пчел...И в этом материала настоятельно утверждается, что на зиму у пчел должен быть оставлен открытым только один, нижний леток, а верхний должен быть наглухо закрыт...В этой работе содержится и научное обоснование такого предложения со ссылкой на особенность циркуляции холодного и теплого воздуха в улье...

Я старался внимательней вчитаться в эту работу, но она никак не смогла убедить меня в правильности своих выводов. Точно так же не могут убедить меня некоторые советы якобы опытных пчеловодов, что для нормальной зимовки пчел (речь идет об удалении из улья влажного воздуха) надо по осени сменить запрополисованный холстик на новый, который пчелы до зимы не успеют покрыть своим пчелиным клеем - прополисом и который поэтому позволит теплому и влажному воздуху, поднявшемуся в улье к верху гнезда, более-менее свободно покидать улей... Тут у меня возникает такой вопрос: а с какой целью вообще пчелы покрывают свой холстик прополисом и делают его таким образом почти непроницаемым для воздуха? Может быть, они стремятся наоборот не допустить вентиляции своего жилища через потолок - ведь в дупле потолок тоже покрывается прополисом, а вентиляция идет только через один единственный леток (в нашем представлении - верхний).

Есть и такие советы: если вы не заменили на зиму старый холстик на новый, еще не покрытый прополисом, то хотя бы отогните на зиму его край...

Честно говоря, желание кого-то из пчеловодов, обеспокоенных появлением в ульях сырости по зиме, я понимал и вспоминал тут те случае, когда пчелы вдруг принимались прогрызать холстик, который был положен на рамки гнезда и который перед этим они уже успели запрополисовать... Зачем дырявили они потолок своего собственного дома? Хотели выбраться наружу? Вряд ли - никаких проникновений тут из гнезда под утеплительную подушку через проделанные отверстия я ни разу не отмечал...Но когда, в какое время проделывали пчелы ходы в покрывном холстике?.. Такие ходы я обнаруживал чаще весной при ревизии семьи после зимовки... Случалось, что подобные дыры появлялись и в летнее время, когда шел усиленный сбор меда, когда улей нужно было усиленно вентилировать... Выходило, что пчелы дырявили свой холстик все-таки для того, чтобы улучшить вентиляцию жилища - значит, в этом случае вентиляции через леток (или летки, если речь шла о времени медосбора) была для пчел недостаточной - либо леток был маловат, либо слишком тесным в таком случае было само помещение.

Встречал и более сложные в техническом плане предложения, как принудительно вентилировать улей, как удалить из него излишки влаги (кстати, образовавшаяся в улье по зиме влага - результат жизнедеятельности пчел - была в каких-то количествах необходима самим пчелам, потребляющим мед, сложенный в ячейках сота). Конечно, если держать пчел (да еще слабые семьи) в тех же дадановских ульях (на 12 рамок при высоте подрамочного пространства всего в 20 миллиметров) и в таком виде оставлять на зиму, да еще при открытом нижнем летке, холод в улей обязательно заберется. (Вспомните приводимый мною рассказ бортников: "лед давит пчелу" - здесь речь идет о слабой зимующей семье)...Ну, а на холодных стенках, конечно, станет конденсироваться влага, если семья слаба и своим теплом, своей жизнедеятельностью не поддерживает в улье нормальную вентиляцию, при которой теплый воздух, насыщенный влагой, должен удаляться из гнезда через леток (верхний леток, как в дупле).

Наверное, все вы видели по весне сырые подушки, которыми были накрыты гнезда зимующих пчел. Это говорило, прежде всего, о том, что теплый, влажный воздух удалялся по зиме из вашего улья не только через открытый верхний леток, но и находил дорогу вверх, здесь через холстик и покрывающую его подушку - и воздух находил себе дорогу через запрополисованный холстик...

С такой бедой встречались мои пчелы, живущие в дадановских ульях (в том же Синем и Рыжем ульях), пока над гнездом этих пчел стояли невысокие проставки, в которые еле-еле умещались подушки, а на проставки сразу нахлобучивались крыша, которые, правда, имели достаточно большие вентиляционные окна...Позже, когда я устроил своим дадановским кожуха, я стал поступать иначе: вместо низкой проставки я ставил теперь на гнездо зимующих пчел обычный магазин (разумеется, только корпус без рамок) и уже в него помещал утеплительную подушку. Этот магазин крышей улья я уже не накрывал, а на место крышки помещал защитную сетку, чтобы отсюда, сверху, не забрались в улей никакие враги.

Теперь мою, зимующую без родной крыши, семью пчел защищала от всякой непогоды только крыша кожуха - она находилась немного выше моего улья, так что теперь между крышей и ульем было достаточно большое пространство - и после такой "модернизации" я ни разу не находил по весне подушки, утепляющие гнездо, мокрыми.

Такое же вольное пространство между зимующим ульем (зимующим с магазином над гнездом, куда помещена подушка, и с заградительной решеткой над магазином) было по зиме и у моего Большого улья - его родную крышу я тоже убрал навсегда в сарай...

Зимуют при магазине, поставленном на гнездо, и все мои Пеньки - и тут подушка не собирает в себе всю поступившую в нее влагу. Так же устроены на зиму и мои Лупановские улья (в своих кожухах). Вместо невысоких проставок ставлю я на зиму и на свои лежаки их родные магазины, и здесь влага не особенно скапливается в утеплительных подушках...

Ну, а что касается того категорического предложения - оставлять на зиму открытым только нижний леток, то могу возразить не только примером работы с пчелами пчеловодов, знающих, как живут пчелы в природе (в дупле), не только опытом работы бортников, но и с помощью тех же основ физики...

В верхний леток, оставленным открытом на зиму (при закрытом нижнем летке), так или иначе попадает свежий (холодный) воздух с улицы - он просто не может не попадать в улей, если из улья будет уходить через тот же леток уже находившийся там теплый, влажный воздух (какая-то часть воздуха выходит, какая-то часть затягивается на его место). Холодный воздух по законам физики опускается вниз, постепенно нагревается, насыщается водяными парами (продукт жизнедеятельности пчел) и поднимается наверх, ища дорогу из гнезда... Куда ему идти, где ему открыта дорога - конечно, в открытый верхний леток...

О том, что семьи живут, дышат, расскажет вам по холодному времени ваш верхний открытый леток. Поднесите к нему осторожно руку, и ваша рука почти тут же почувствует тепло, выходящее из улья... Ну, а в мороз, в большой холод, влажный воздух, выходящий из моих ульев, где верхние открытые летки защищены козырьками-"намордниками", тут же превращается в иней, который порой густо оседает внутри моих козырьков-"намордников". И в этом инее вы тоже обнаружите ход-коридорчик, через который и тут выходит наружу воздух улья. А чуть потеплеет, иней, собравшийся под козырьком-"намордником", начнет таять сжиматься под струйками тепла, идущего от зимующих пчел.

Достаточно размера верхнего летка для удаления влажного воздуха из улья, не станет тут отработанный воздух слишком упорно искать дорогу из улья через покрывной холстик и утеплительную подушку. А если ваш холстик и ваша подушка, лежащая на нем, все-таки сильно сыреют, обратитесь к своего верхнему летку: достаточен ли его размер, там ли он расположен... Если этот леток пчелы не сокращали на зиму, значит, он им может быть маловат - леток, который пчелы посчитают слишком великоватым для успешной зимовки, они обязательно на зиму сократят с помощью прополиса...

Ну, а о том, как вентилируется улей при открытом на зиму только нижнем летке, подумайте сами и сравните качество такой вентиляции с тем примером, который я только что приводил... Хотя, как я уже рассказывал, у моих пчел был однажды успешный опыт зимовки с одном открытым только нижним летком (но тогда пчелы зимовали, находясь высоко над землей, под крышей дома - воздух был здесь куда суше и теплей, чем на улице, у земли).

Вот, пожалуй, и весь разговор о том, как оградить от сырости зимующих пчел (зимующих на улице)...

О возможности появления такой сырости в ульях по зиме я вынужден помнить и сейчас, когда убираю на зиму в свои лежаки сразу по две семьи - разговор об этом у нас вами тоже уже был... Так что попытайтесь запомнить: недостаточная сила зимующей семьи - вот, пожалуй, главная причина появления сырости в гнезде зимующих пчел. И конечно, отмечайте обязательно те или иные недостатки естественной вентиляции в ваших ульях (размер помещения для пчел, размер летка, его расположение и т.п.).

Вот, кажется, и все, чем я хотел поделиться с вами до того, как начать описывать события зимы 2002-2003 года...

---------------

Вторую часть своего рассказа о том, как я хожу за своими пчелами, я начал с того, что отметил 2001 год как самый удачный для моих пчел...

И действительно, в 2001 году я получил от каждой перезимовавшей семьи в среднем по 72 кг меда, а какие-то семьи, не роившиеся в том году, поставили и свои личные рекорды, подарив мне каждая побольше 100 кг товарного меда.

Год 2002 был таким же успешным для моих пчел, хотя товарного меда они произвели на этот раз чуть поменьше - в среднем каждая семья дала мне в 2002 году около 58 кг товарного меда... И ничего такого не виделось мне впереди, что могло бы помещать моим пчелам благополучно жить и дальше в моем саду. Правда, к концу того лета мои лежаки подверглись разгромному нападению ос. Но и это я не посчитал слишком большой бедой, ибо семьи, жившие в моих лежаках, и так ослабли, отроившись за лето по нескольку раз, и их, скорей всего пришлось бы на зиму объединять с какими-то другими семьями... К концу осени я заселил освободившиеся лежаки пойманными за лето роями - рои были хорошими, и, конечно, надеялся, что удачно перезимовав, по весне (после объединения семей) они могут постараться поработать на ранневесенний мед.

В зиму 2002-2003 года все мои семьи уходили с достаточными запасами меда, и только Рыжий, Синий и Большой ульи я, как обычно, подкормил, чтобы помочь пчелам устроить в гнездах запасы меда над головой своего будущего зимнего клуба.

Кормить остальные семьи не требовалось: в Лупановских ульях и в Пеньках над головой у пчел меда было вполне достаточно, хороший мед был и на рамках тех роев, которые я пересадил в лежаки.

Вот, пожалуй, и все, что требовалось сделать от меня для более-менее успешной зимовки моих пчел.

По зиме последнее время своих пчел, остававшихся и на зиму саду (в кожухах), я не навещал, хотя информацию о том, как вообще проходит зимовка пчел в наших местах, я постоянно получал от своих друзей-пчеловодов, которые находились возле пчел круглый год.

Вот и в этот раз, в начале зимы (примерно, в середине декабря) поинтересовался я, как чувствуют себя пчелы там, на нашей Борисоглебской земле. И услышал в ответ вот такое: что-то уже в декабре пчелы стали сильно осыпаться, причем не от бескормицы - мед в ульях есть; да и на дне ульев не сухой подмор, как обычно, чуть ли не каша-грязь, будто погибшие пчелы гниют изнутри...

Стоп! Если в семье пчел уже в декабре скапливаются на дне улья полуразложившиеся пчелы, то сомнений вроде бы не должно возникать - пчелы поражены падевым токсикозом...

Наши места лесные, а возле самих пасек есть и липа, и сливы, и терн - именно на липе, сливе и терне пчелы чаще всего собирают падь, когда по теплому времени почему-либо нет взятка.

О том, что падь нет-нет, да и может присутствовать (правда, чаше всего чуть заметно) в нашем меде, я, конечно, знал и, проверяя мед на наличие в нем пади, порой мог убедиться, что какое-то количество этой самой пади попало в этот раз и в мои ульи.

А попадает падь в мои ульи, приносят ее сюда пчелы только в том случае, если нет совсем в это время взятка с цветов.

Видимо, все так и случилось к концу лета 2002 года... Погода стояла жаркая, все, что должно отцветать, отцвело в этот раз раньше обычного, и уже к середине июля главный взяток в наших местах подошел к концу, и пчелы теперь довольствовались лишь совсем небольшим (т.н. поддерживающим) взятком, которого вообще-то хватало им, чтобы стимулировать матку к червлению.

Если мои друзья-пчеловоды уже 15 июля начали бить тревогу (мол, взяток закончился и семьи сами по себе не нарастят силу перед зимой), то у меня в это время пчелы еще работали - работали на луговом васильке, на осоте, на пустырнике, а потому я не очень беспокоился за своих пчел, когда 21 июля решил отправиться в путешествие, чтобы навестить те самые места в Карелии, где когда-то стал впервые ходить за своими собственными пчелами...

Вернулся я из путешествия 3 августа и сразу обнаружил погром, который устроили осы в моих лежаках - ну, что тут сделаешь, все может быть.

Остальные пчелы стерегли свои жилища от возможных грабителей - в ульях оставались еще весь собранный за лето мед - магазины с ульев я еще не снимал.

Погода была вполне пригодной для лёта пчел, и как я вскоре отметил, что мои подопечные вроде бы интересуются падью, которую выделяют тли, собравшиеся в это время в большом числе на липе, на терне и на сливе. Правда, вскоре пошли дожди, падь с листьев смыло, и пчелы потеряли интерес к этому "продукту".

Конечно, падь в улье - это нехорошо, когда ее много - на педевом меде пчелы плохо зимуют. Вот почему пчеловоды, которые держат пчел возле лесных угодий, где есть падь, в конце лета поступают обычно так, когда желают сохранить своих пчел по зиме: они вынимают из гнезда улья весь собранный пчелами мед, ставят в гнездо рамки с сушью и начинают кормит своих подопечных тем же сахарным сиропом - и кормят достаточно хорошо, чтобы пчелы заготовили на зиму достаточно корма.

Так же поступают пчеловоды, которые держат пчел на Севере, где есть вереск и где пчелы к осени заготавливают в ульях много верескового меда, такого же тяжелого для пчел, как и мед падевый...

Мне приходилось слышать (сам я не видел), что пчеловоды Финляндии постоянно поступают так: в конце лета забирают у пчел весь заготовленный мед (и вересковый и падевый) и кормят пчел на зиму сахарным сиропом. И ульи у этих пчеловодов устроены обычно так, что в каждом улье его обязательная составляющая часть - большая кормушка.

Все это я знал, никак не предполагал, что однажды та же падь, принесенная в ульи (и пусть даже в не очень большом количестве), может обернуться для пчел бедой...

А такое может быть именно по жаре, душным летом, когда нет взятка с цветов и когда в пади (а это экскременты тли), видимо, от высокой температуры начинает усиленно развиваться т.н. патогенная среда.

Вот так падь с сильно развитой бактериальной средой и вызывает обычно отравление (токсикоз) у зимующих пчел...

При этом пчела погибает, и внутренние органы пчелы разлагаются - оттого и подмор в улье в этом случае не сухой, как обычно, а очень даже сырой, грязный. К тому пчелы при падевом токсикозе очень сильно пачкают рамки, соты, запасы меда.

Итак, причины вероятной беды, с которой уже встретились в начале зимы пчелы, зимующие в тех же местах, где находится моя пасека, были мной более-менее определены. И теперь только оставалось молиться Богу и ждать встречи со своими пчелами...

--------------

И вот, наконец, я у себя в деревне... открываю дверь дома - вроде бы все в порядке. И сразу к пчелам в сад...

Сначала к лежакам. Осматриваю крыши ульев. На крышах следы облета пчел - пчелы очищаются во время облета, и тогда от них на крышах ульев остаются небольшие коричневые пятнышки. Много пятнышек - много облетывалось пчел...

Крыши лежаков "помечены" облетавшимися пчелами - значит, жизнь здесь пока сохраняется...

Козырька - "намордники" пока не снимаю, а потому пчел пока не прослушать с помощью моей резиновой трубочки...

Спешу к Рыжему и Синему ульям... На крыше Синего улья следов облета нет, нет следов облета и на крыше Рыжего улья. Ничто не свидетельствует о том, что уже облетывался 1-ый Рой.

Крыша Голубого улья немного попачкана. Попачканы хорошо и крыши Большого улья и Первого Лупановского...

Нет следов облета на крышах Лупанова Третьего, Лупанова Второго, Пограничника и Белого улья...

Снимаю козырьки-"намордники" и прослушиваю пчел. Ни в Синем улья, ни в 1-ом Рое, ни в Лупанове Втором голосов пчел пока не улавливаю.

Приподнимаю крыши и ищу тепло под подушками - ни в СУ, ни в Л11, ни в 1-ом Рое тепла под подушками нет...

Большой улей, Л1 - пчелы живы, подают голос.

И правая и левая семьи в Лежаке Синем тоже живы - слышу голос пчел.

Лежак Белый - хорошо слышу голоса пчел правой семьи, молчит левая.

Слышу пчел в Голубом улье (Г/У), но голоса очень слабые.

С трудом улавливаю голоса пчел в Лупанове Третьем (Л 111), в Пограничнике и Рыжем Улье (РУ).

В этот день в гнезда пчел не заглядывал - еще очень холодно.

Предварительные итоги:

- Определенно живы Л1, БУ и оба лежака.

- Видимо, уже нет жизни в Синем улье (СУ), 1-ом Рое и Л11.

- Под вопросом судьба Голубого улья (Г/У), Пограничника, Рыжего улья (РУ), Л111 и Белого улья (Б/У)...

На следующий день к полудню потеплело до 10-11 градусов. И из БУ, Г/У, Л1 и из лежаков показались пчелы - пчелы облетываются где сильно, где послабей.

Не видно пчел в Л111, Б/У, Пограничнике, РУ.

На следующий день при солнце температура поднимается до 12-13 градусов. Снова облетываются только лежаки, Л1, Г/У, БУ и совсем слабо РУ...

Все-таки заглядываю в Синей улей (СУ) - семья погибла... На дне сырой, грязный подмор. Испачканы все рамки.

Такая же картина и в 1-ом Рое - и здесь все пчелы погибли.

Погибли пчелы в Л11 - та же картина: грязные рамки и сырой, грязный подмор на дне улья. И здесь пчелы было много.

Нет тепла под подушками в Пограничнике, Л111 и Б/У. Но пчел здесь все-таки немного слышно - правда, очень слабые голоса.

На дворе уже 17 апреля, но очень холодно - к пчелам в гнезда не заглянуть.

18 апреля - немного потеплело и пчелы начали летать за обножкой - работают только Л1, БУ, Лежак Синий (ЛС) и Лежак Белый (ЛБ).

20 апреля - смотрел лежаки:

Лежак Синий (ЛС)... Семья, зимовавшая с левой стороны улья, хорошая, на рамках печатный расплод, подмора совсем немного, хотя он тоже мокрый, грязный - выходит, беда заглядывала немного и сюда.

Правая семья - слабая, пчелы только на 4 рамках. Все рамки сильно испачканы. Много сырого, грязного подмора на дне улья. Но на рамках есть печатный подмор. Мед в гнезде есть.

Лежак Белый (ЛБ)... Левая семья погибла, на дне много сырого, грязного подмора, рамки все грязные. Мед в гнезде есть.

Правая семья - очень хорошая, почти нет подмора, в гнезде сухо, чисто.

И в ЛС и в ЛБ пчелы активно носят обножку - значит, будут жить...

Смотрел Рыжий улей (РУ) - пчелы очень-очень мало, разводят в ячейках мед. Расплода не видно, но куда-то потихоньку летают.

Большой улей (БУ) - хорошая, сильная семья. Есть печатный расплод, есть мед. Подмора совсем немного, и он не сырой. Рамки не испачканы.

21 апреля - продолжал смотреть пчел...

Белый улей (Б/У) - всего крошечный комочек пчел под самым верхом гнезда, между двумя рамками. Мед есть. Расплода не видно.

Голубой улей (Г/У) - есть расплод печатный. Подмора много, и он сырой, как в погибших семьях. Часть рамок сильно попачкана.

Пограничник - пчелы очень мало. Разводят мед в ячейках. Мед есть. Расплода не видно. Подмора много, как и в Г/У. Рамки испачканы сильно.

Л1 - подмора почти нет. Есть мед. Достаточно много пчел. Есть печатный расплод.

Л111 - пчелы очень-очень мало. Расплода не видно. Подмора много, он сырой, грязный. Рамки сильно испачканы.

Подвожу первые итоги:

- БУ, Л1, ЛС, ЛБ - хорошие семьи, пчела активно летает, много печатного расплода... Эти семьи как-то выжили, "всеобщий мор" их все-таки обошел.

- Погибли: 1-ый Рой, Синий улей, Л11.

- Голубой улей (Г/У) и Пограничник еще слабы.

- Л111 и Белый улей (Б/У) скорей всего останутся без пчел.

В ульях, потерявших всех пчел, одна и та же картина...Зимний клуб вначале формировался, как и положено, внизу рамок с медом, занимая 7-8 рамок в дадановских ульях и 5-6 в Пеньках и Лупановских ульях. Затем большая часть пчел погибла, и от прежнего клуба остался только небольшой комочек, который стал подниматься вверх только между двумя рамками. В конце-концов эти пчелы - комочек поднялись до верха гнезда и здесь тоже погибли. Мед вроде бы у них был, но ячейки сота в этом месте тоже грязные, мокрые. Такой вот комочек пчел добрался в конце концов до верха гнезда и остался живым в Белом улье (Б/У) и в Л111. Чуть побольше комочек пчел остался живым в Рыжем улье (РУ). Такое же путешествие до самого верха своих гнезд совершили и оставшиеся в живых пчелы Пограничники и Голубого улья (Г/У). Т.е. всем эти пчелам пришлось заканчивать зимовку небольшим или очень небольшим комочком. И они все-таки как-то выжили... Что с ними будет дальше?

Как мог, я подправил пострадавшие гнезда, сократил их, дополнительно утеплил.

25 апреля - пчелы пока живы.

1 мая - вчера стал кормить Рыжий улей, корм взяли.

6 мая. Г/У вроде бы по не многу оживает - все время носит обножку. Пограничник тоже немного ожил - под подушкой у него появилось тепло. Пчелы Рыжего улья по-прежнему хорошо берут корм... А вот в Л111 - пчел уже нет - и эта семья погибла. Из Белого улья (Б/У) пчелы уже не показываются - здесь тоже близок конец.

Итак, на лето остаюсь только с четырьмя хорошими семьями: Л1, БУ и два лежака...

Почему нашествие-беда обошла этих пчел? Почему в том же Лежаке Белом погибла левая семья, хотя она была никак не слабей правой, которая осталась жива и сохранила силу?

Подсчитываю свои собственные потери и, конечно, интересуюсь, как дела у других наших пчеловодов...

Кто-то из них молчит, как партизан на допросе - скоре всего нечем похвастаться. Правда ко мне приходит только от тех бедолаг, на которых нынешний пчелиный мор обрушился со всей силой...

Егерь нашего охотхозяйства потерял всех пчел (у его было чуть меньше десятка семей). В селе, что недалеко от меня, пчеловод довел свою пасеку перед этой зимой почти до трех десятков семей, и все они в эту зиму до одной погибли...

Жена пчеловода пошла утром на работу, а муж отправился к пчелам... Возвращается жена домой и видит: муж сидит за столом (с ее слов) весь "черный", на столе перед ним початая бутылка водки (хотя вином до этого он особенно не баловался) - сидит и молчит. И так оставался сидеть молча всю ночь до утра. Только тут жена узнала, что все пчелы у них погибли... А ведь рассчитывали они на них, надеялись помочь деньгами, вырученными с меда, детям, не устроившимся пока как надо в городской жизни...

Сведения из Орловской области от моих друзей: старательный, грамотный пчеловод потерял все сорок с лишним своих семей...

Горькую летопись мора, случившегося с нашими пчелами в зиму 2002-2003 года можно продолжать и продолжать...

Вот и у меня из 12 семей в нормальном рабочем состоянии осталось только четыре. По лету понемногу пришли в себя Пограничник и Голубой улей, кое-как восстановил силу и запас себе на зиму мед Рыжий улей, правда, выживший только при моей помощи - все лето я кормил этих пчел.

По лету отроился у меня Синий лежак (ЛС) - он отпустил очень хороший рой, который я посадил в улей по имени 1-ый Рой... Других роев в то лето у меня не было.

К концу лета подсчитал я и товарный мед, собранный с четырех рабочих семей, которых страшная напасть тоже почему-то обошла стороной... Всего меда с этих четырех семей я получил около 240 килограммов (в среднем по60 кг на каждую из 4-х работавших

на мед семей).

------------------

В зиму 2003-2004 год. У меня ушло восемь семей: БУ, Л1, ЛС, ЛБ, Г/У, Пограничник, 1-ый Рой и РУ.

Что будет на следующий год? Как пройдет эта новая зима?

Ждал новую весну и постоянно раздумывал... Вот такую беду, как падевый токсикоз, наверное, можно было бы избежать, если убрать из гнезд весь заготовленный пчелами мед и заменить его сахарным сиропом. Тогда бы, скорей всего, этот мор твоих пчел и не коснулся бы...Но как заменить весь собранный пчелами в гнезде мед? Ведь это не десять, и даже не пятьдесят килограммов. Подсчитайте: в гнезде обычно никак не менее 15-20 кг меда. А если у вас 10-15 семей пчел? То тут речь идет уже о замене чуть ли на 300 килограммов меда. А готовить такое количество корма для пчел - это уже целое производство...

И еще один вопрос беспокоил меня... А что случится с пчелами, живущими в лесу, в дупле, попади к ним падевый мед в таком количестве и в таком "качестве", что вызывает болезнь-погибель?

Скорей всего и вольных пчел подобные беды не обходят стороной... Хорошо хоть такие беды являются к пчелам не так часто, да к тому же почему-то и не во все пчелиные семьи (как видно это хотя бы из моего горького опыта)... Какая-то часть пчел тут выживает и, может быть, приобретает при этом какой-то положительный опыт.

А может быть, такая моровая напасть существует в природе, прежде всего, в качестве регулятора численности пчел (а вдруг пчел будет очень много и на всех на них в таком случае не хватит жилищ-дупел?). Но такой регулятор мог быть оправдан только в те времена, когда наши леса, по словам свидетелей тогдашней жизни, буквальным образом были наполнены пчелами...

Как вы понимаете, все это только рассуждения, догадки. А вот то, что наши с вами хозяйства-занятие не застрахованы все-таки от тех или иных бед-нашествий, надо всегда помнить и уж никак не впадать в панику при встрече с любой бедой, а продолжать жить дальше, как те же мои пчелы, только что пережившие и в части успешно победившие очень большую беду...

------------------

Увы, как говорится, беда обычно не приходит одна - после этой большой беды мои пчелы долго не могли успокоиться и каждый год продолжали нести такие потери, которых раньше почти не знали...

В зиму 2003-2004 года у меня ушло восемь семей. Четыре из них (БУ, Л1, ЛС и ЛБ) выстояли прошлой зимой, как-то избежали гибели, дали товарный мед и сильными ушли в зиму с достаточным количеством меда. Г/У, Пограничник, РУ - пришлось сначала спасть, выхаживать, выводить из полуживого состояния. И эти пчелы откликнулись на мои заботы, понемногу набрались сил и ушли в зиму с медом, который сами и заготовили. Ну, а семья в 1-ом Рое новая, началась она от роя, отпущенного Лежаком Синим.

И вот весна 2004 года. Первый внешний осмотр пчел: из 8 семей 7 живых. Без признаков жизни только Голубой улей (Г/У). Все остальные семьи, кроме Лежака Белого (ЛБ), перезимовали хорошо: в ульях сухо, почти нет подмора, достаточно меда на весну и есть печатный расплод. А вот Лежак белый слабый, пчелы совсем мало, много подмора (позже и здесь на двух рамках появится расплод).

Пустыми зимовали Л111, Л11, СУ (Синий улей к этой весны я переделал в Пенек).

Озадачила меня судьба Голубого улья (Г/У) - под подушкой у него тепла нет, пчелы в улье совсем не прослушиваются... А тут еще возле Г/У появились пчелы-воровки... Пришлось, не дожидаясь нужного тепла, разбирать Г/У...

Пчелы в гнезде почти совсем нет, нет в гнезде и подмора, есть мед и на двух рамках есть печатный расплод - расплода много, но он, увы, уже погиб, застудился - не было в улье пчел, чтобы беречь, обогревать его...Но куда же делись пчелы?

Еще при первом осмотре улья заметил я рядом на снегу под сливой очень много пчелиных трупиков. Причем от пчел остались здесь только грудка и крылышки - брюшко у всех пчел отсутствовало...

Все ясно - это работа больших синиц! Добраться до пчел по зиме эти птицы не могли - дорогу к пчелам им преграждал мой козырек - "намордник". Если не сделать на зиму такого заграждения, то синички тут же начнут выстукивать пчел... Подлетают к летку и стук-стук - беспокоят пчел. Те выглядывают из улья, чтобы узнать, в чем дело, и, конечно, достаются тут хитроумным птицам. Мои же козырьки -"намордники" синиц к леткам не подпускают, и тем остается только ждать, когда пчелы сами отойдут ото сна и начнут выходить из улья, что облетаться... Тут моим пчелам иногда и достается от ловких синиц: они ловят пчел, поднимающихся по стенке улья...Вот и сейчас синицы все еще промышляют у меня в саду...

Почему именно Г/У заинтересовал этих пернатых охотников за пчелами, не знаю - но может быть, пчелы здесь оказались не такими расторопными, дольше задерживались на стенке улья, прежде чем наконец взлететь... Только синицы, собравшиеся возле Г/У скорей всего целым отрядом, устроили здесь настоящую охоту и тут же, сидя на ветках сливы, уминали добычу...

Так скорей всего, судя по тому количеству оставшихся на снегу пчелиных трупиков, все и происходило...

Пчелы были побиты, расплод замерз, а там уж и пчелы-воровки прознали дорогу к чужим запасам...

Словом Г/У у меня этой весной не стало.

Беда, действительно, редко приходит одна... Потеряв в прошлую зиму не одну семью, потеряв в этом году уже по ранней весне семью, все-таки выжившую после страшной зимы 2002-2003 года, я очень скоро обратил внимание, что семья в Лежаке Белом, перезимовавшая хуже всех остальных пчел, не очень-то торопится, не смотря на мою активную помощь, придти в себя. Правда, к 16 мая я все-таки обнаружил в этой семье печатный расплод на двух рамках (при первом осмотре в апреле месяце признаков расплода я в ЛБ не отыскал)... А там заметил возле своих лежаков и муравьев...

Обычно муравьи возле моих ульев без причины не появляются - и это я знал точно: явятся к ульям муравьи, суетятся возле ульев, значит, в эти ульи пришла беда, завелся здесь клещ варроа. А заведется клещ, значит, из улья нет-нет, да и станут выбираться и падать на землю пчелы-инвалиды, пораженные клещом.

Я уже рассказывал вам в первой части своего повествования, как клещ варроа уничтожил всех мох пчел, привезенных с Севера на Ярославскую землю в 1991 году. Пчелы погибли тогда по зиме. Местные пчелы к этому времени с клещом уже научились как-то справляться, существовать в условиях такой напасти, а вот мои подопечные, которые там, на Севере, с клещом варроа еще не встречались, оказались перед этими разбойниками безоружными.

С клещом я борюсь, знаю, как избавить от него пчел, собирающихся зимовать, слежу все время: нет ли в ульях варатозных пчел, и пока, тьфу-тьфу, как бы не сглазить, эту напасть о своих пчел отвожу. Хотя такой напасти здесь было, откуда взяться...

Дело в том, что в наших краях практикуется порой очень безответственное пчеловодство...

Живет человек в районном центре, где пчел не заведешь, а потому и договаривается он с какой-нибудь деревенской бабушкой: мол, пусти меня к себе в сад, поставлю тут с десяток ульев, а тебе за работу по осени бадейку (ведро) меда. И старушка чаще всего соглашается... Вот такой догадливый пчеловод, живущий в районном центре, попал однажды и в нашу деревушку и теперь держал в саду у старой одинокой женщины с десяток ульев.

Такое "отгонное" пчеловодство не очень-то принимается остальными жителями нашей деревушки и, прежде всего потому, что наш пчеловод-кочевник уж больно лихо трясет своих пчел - приезжает сюда, когда ему вздумается (а не когда пчелы согласны допустить к себе человека), натрясет пчел, наломает маточников, заведет легких на взвод при таком отношении, опасных все-таки для человека, насекомых и уедет, а взведенные пчелы другой раз не один день гоняются по деревне за ни в чем не виноватыми жителями.

Но есть и еще одна беда от такого заезжего пчеловода... Обычно такие люди не очень беспокоятся за судьбу своих пчел. Не раз интересовался я у нашего Вити-пчеловода, лечит ли он своих пчел от варатоза, и ничего вразумительного в ответ так и не получил.

Лечить пчел, покупать лекарство и пр. для таких людей неподъемный труд. Ну, подумаешь - погибнет какая-то семья (а у нашего Вити-пчеловода по зиме, как правило, погибает ежегодно не одна семья, хотя своих пчел на зиму он убирает в подпол к той же старушке)... Погибнет - привезу другую. Есть вокруг старики-пчеловоды, которым уже не под силу ходить за всеми своими семьями - отдают они часть своих семей за небольшие деньги, отдают так же и пойманные рои...Вот такой какой-нибудь Витя-пчеловод и скупает у разных людей пчел, скупает обычно без большого разбора (да с хорошими семьями никто без большой нужды и не расстанется) и тащит их в такую же, как наша, деревушку... Наступил сезон, полетят пчелы за взятком, вот, и явится клещ варроа и к тебе - да, как и не явится, когда пчеловод-кочевник завез нынче по весне в твою деревню где-то подобранную варатозную семью пчел... Тут уж будь на чеку, следи за пчелами во время облета, выискивай под ульями пчел-инвалидов, обращай внимание на муравьев...

Вот и теперь, обнаружив муравьев возле своего Белого Лежака, я отыскал тут и варатозную пчелу, затем и другую. А затем, заглянув в гнездо, обнаружил на рамках частично пораженный клещом печатный расплод... Из такого расплода и появляются на свет пчелы-инвалиды...

Дальше больше, и очень скоро в Белом Лежаке не стало вообще нового печатного расплода...

Неужели клещ погубил и матку - ведь в начале весна она еще была, иначе бы не было в гнезда расплода...

Прошло еще немного времени, и в гнезде Лежака Белого появился т.н. горбатый расплод - это уже говорило о том, что в гнезде теперь правили бал пчелы-трутовки...

Так потерял я Белый Лежак, а следом завелись трутовки и в Синем Лежаке, где по весне было много печатного расплода - и здесь именно клещ варроа погубил матку...

Увы, вроде бы ни с того, ни с сего, правда, на этот раз без помощи клеща перестала червить матка и в Большом улье, а вместо нее стали хозяйничать в гнезде пчелы-трутовки...

Вот так из тех 7 семей, вроде бы благополучно доживших до весны, у меня осталось теперь только 4.

Правда, Бог меня все-таки миловал, и ко мне в Л11 и Л 111 прилетели откуда-то чужие рои и благополучно здесь обосновались.

Затем я снял рой, вышедший из моего Л1 и посадил его в Белый улей (Б/У). Затем снял рой, вышедший из 1-ого Роя и поселил его в Синий улей (СУ). Второй рой, вышедший из 1-го Роя, я поместил сначала в один из Летних ульев, а перед зимой переселил его в Большой улей, потерявший по лету матку.

А рой из Пограничника отправил в Г/У.

И снова в зиму у меня ушло 10 полноценных семей, хотя меда в тот год пчелы подарили мне всего ничего - всего 180 килограммов со всей пасеки...

Пустыми ушли в зиму два моих лежака.

----------------

На следующий год по весне я потерял пчел в 1-ом Рое - при весенней ревизии я встретил свищевой маточник, а там и горбатый расплод. Здесь матка погибла уже по весне.

Позже погиб и мой Рыжий улей, который я так старательно выхаживал после зимы 2002-2003 года: этот улей в конце концов отпустил рой, а молодая матка или почему-либо не облеталась, либо не вернулась из своего свадебного путешествия домой.

---------------------

После зимы 2005-2006 года потерял я пчел в Л1 и Л111 - в ульях было достаточно меда, но все пчелы осыпались еще по зиме. Искал я причину гибели пчел, грешил на клеща варроа, но клеща здесь не обнаружил, да и по осени этих пчел, как и остальных я старательно пролечил от варатоза...

Эти потери летом 2006 года я восстановил и заселил пчелами свои лежаки. И меда собрал около 500 килограммов (в предыдущий 2005 год пчелы преподнесли мне чуть больше 260 кг меда).

--------------------------------

Новый 2007 год - и новые беды преследуют моих пчел - ведь до той зимы 2002-2003 года мои пчелы по зиме не знали вообще не знали потерь...

Весну 2007 года не дождались пчелы в Л1, Л111, в Г/У, СУ, в 1-ом Рое. Погибли оба роя, которые я подселил к коренным обитателям Белого и Синего Лежака... В чем причина?.. Клеща варроа тут винить я не мог... Что за беда преследует который год моих подопечных?.. А там в начале лета потерял матку и оказался в руках трутовок мой Белый улей (Пенек), что всегда славился по лучшим временам своим рекордным медом.

И все-таки лето оказалось не очень плохим... Вскоре прилетел в Л111 очень приличный рой, а там и наши собственные рои помогли как-то восстановить пчел, и в зиму 2007-2008 ушло у меня 10 семей (только Б/У и 1-ый Рой остались на зиму пустыми).

И меда немного (около 440 кг) я все-таки собрал.

------------------

Весной из 10 зимовавших семей осталось у меня только 8... Погибли Г/У и Л111...

В Г/У все пчелы осыпались еще по зиме (при наличии корма). Подмор в улье был сухим, чистым - на радость тем моим друзьям, которые ждали от меня подмора для лечения своих болячек.

Л111 потерял матку, видимо, еще в конце зимы и в улье был только горбатый расплод...

Уже в середине апреля остался без матки мой Синий Лежак, он тут же устроил свищевой маточник, видимо, очень надеялся, что все обойдется, но молодая матка, появившаяся в конце апреля, облетаться никак не смогла - еще не было для нее женихов...

И снова помощь пришла ко мне сначала со стороны...

Уже 28 мая в мой Летний улей залетал чужой рой, а там 12 июня прибыл со стороны рой и в Л111.

И мои пчелы немного роились... Рой из Л11 поселил я в Б/У, рой из БУ послил в 1-ый Рой.

Но дальше моих пчел стала подводить уже погода - лето стояло холодное, какой-то взяток начался только во второй половине июля. И такая негодная погода, конечно, не помогала молодым маткам в то время, когда они должны были отправляться в свадебные путешествия... Так без маток, способных червить, остались: мой Рыжий улей, еще только в прошлом году принявший к себе новую семью после недавней потери, Пограничник, не облеталась матка в 1-ом Рое и в одном из Летних ульев, куда этим летом был посажен очень неплохой рой...

Так что после всех бед, выпавших моим пчелам и летом 2008 года, я опять получил совсем немного товарного меда (всего 280 кг).

Но главное, в зиму у меня ушло снова 10 семей: Л1, Л 11, Л 111, БУ, СУ, Г/У, Б/У, ЛБ, ЛС и Лежак Новый - еще один лежак, поставлены мною в саду. Пустыми ушли в зиму: РУ, Пограничник и 1-ый Рой...

Что будет новой весной?.. Зима в этом году снова негодная, сырая, неверная, почти без снега... Живы ли сейчас мои пчелы, как чувствуют себя? Дождутся ли новой весны? И закончится ли, наконец, этот очень тяжелый для нашего пчеловодческого дела период, чтобы уступить свое место лучшим для нас и наших пчел временам...

Январь 2009 года. Москва.

 
  Биография / Библиография / "Живая вода" / "Уроки земли" / "Следы на воде" / "Русский мед" / "Охота" / "Мой лечебник" / Фотовыставка / "Природоведение" / Книжная лавка / "Русский север" / Обратная связь / Юбилей А.С. Онегова / Стихи